Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Как писать историю литературы?
    Страницы: 238-262
    Автор: Валентин Лукьянин
    Author: V. Lukianin
    Об авторе
    Лукьянин В. П., 1937, литературный критик, публицист, кандидат философских наук. Сфера научных интересов – философия, история, эстетика, теория литературы, современный литературный процесс. Автор многочисленных статей и рецензий и более десятка историко-публицистических книг, среди которых «Урал, “Урал”» (2007) и «Вершины уральской науки» (2013).
    Название: Как читать Толстого? «Война и мир» в школе: заметки не постороннего
    Title: How to read Tolstoy? “War and Peace” in school: notes of an interested party
    Аннотация
    В школьной интерпретации роман «Война и мир» превращается в подобие учебника – то ли истории, то ли социологии, то ли морали. Оттого он кажется устаревшим и скучным. А можно ли научить школьников читать его именно как роман, то есть с увлечением? Автор считает, что можно и необходимо.
    Summary
    As read in school, the novel “War and Peace” becomes something like a text book, whether of history, sociology or even ethics. As a result, it seems out of date and boring. Is it possible to teach school students to read it as a novel, in other words, for pleasure? The author of the article believes it is both possible and essential.
    Ключевые слова / Keywords: Л. Толстой, Д. Писарев, «Война и мир», знания для ЕГЭ, культура чтения, французское объяснительное чтение, художественный текст, L. Tolstoy, D. Pisarev, “War and Peace”, the Unified State Examination, a reading culture, French critical analysis, literary text
    Фрагмент
    Супершпаргалка
    Передо мной книга с лихим названием: «Все произведения школьной программы. 5-10 классы»[1]. Пересказы; чуть более 400 страниц на все про все: от тургеневской «Муму» до «Живи и помни» В. Распутина. Страницы поделены сообразно представлениям пересказчика о статусе старых и новых русских классиков: на «Доктора Живаго» и астафьевскую «Царь-рыбу» отведено по 3 страницы, на «Тихий Дон» 12, а на «Войну и мир» – аж 56! Почтительное отношение к великому роману радует, но вопрос остается: а зачем четыре тома втискивать хотя бы и в рекордные для этой книги 56 страниц?
    Цель, оказывается, ставилась благая: помочь изнемогающим (как считается) от перегрузок ученикам «успешно освоить школьную программу и сдать выпускные экзамены на “ОТЛИЧНО”» (так сказано в издательской аннотации). Выходит, экстракт в объеме 56 страниц, отжатый из четырехтомного романа, содержит все ценное, что должен усвоить выпускник средней школы. А без остального он во «взрослой» жизни будет пребывать вполне беспечально.
    Что же создатели этой супершпаргалки считают обязательным для образованного человека? Вот как, например, пересказана знаменитая сцена – Пьер Безухов на батарее Раевского:
    Пьер со своей «невоенной» фигурой и белой шляпой неприятно поражает сражающихся, но Безухов ведет себя настолько ненавязчиво и учтиво, что солдаты меняют свое настороженное к нему отношение на шутливое участие. Когда в нескольких шагах от Пьера взрывается ядро, солдаты поражаются его спокойствию. После этого их отношение к «барину» становится еще теплее.
    Эпизод романа, втиснутый в эти три фразы, достаточно велик, поэтому напомню лишь часть его:
    Солдаты неодобрительно покачивали головами, глядя на Пьера. Но когда все убедились, что этот человек в белой шляпе не только не делал ничего дурного, но или смирно сидел на откосе вала, или с робкой улыбкой, учтиво сторонясь перед солдатами, прохаживался по батарее так же спокойно, как по бульвару, тогда понемногу чувство недоброжелательного недоуменья к нему стало переходить в ласковое и шутливое участие, подобное тому, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах. Солдаты эти сейчас же приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой...
    Как видите, внимание пересказчика сосредоточено на том, что происходит, а у Толстого, в сущности, ничего-то и не происходит. Просто солдаты заняты своим обычным делом на батарее, а дело это лишь подразумевается, но не описывается, потому что не в нем суть. Пьер при этом деле неуместен, но он не мешает, и к нему привыкают.
    Тут не действия важны, а атмосфера. Она и воссоздается с помощью ювелирно взвешенных слов. Это не бесстрастно информирующие слова, не слова из солдатского обихода и не те слова, которыми описал бы ситуацию сам Пьер. «Ничего дурного», «с робкой улыбкой», «учтиво сторонясь», «прохаживался, как по бульвару», «ласковое и шутливое участие», «про него ласково смеялись между собой» – это авторское, толстовское восприятие картины. При этом важно не как Толстой воспринимает Пьера в окружении солдат, а как Пьер, солдаты и все, что происходит на батарее, в восприятии Толстого сцепляется и сплавляется в цельный кусок живой жизни. В этой цельности проявляется и многомерность ситуации, и обращенность ее к неким первоосновам жизни. Солдаты «приняли Пьера в свою семью» – но не для того же, чтоб подносить им ядра или поджигать фитиль, а просто потому, что к нему привыкли, он вписался в общий порядок и потому стал уместен. Так же уместен был бы прижившийся на батарее козел или петух. Вы, возможно, усмотрели что-то обидное для Пьера в таком сравнении, но для солдат животное при воинской команде – весточка из мира, живущего не по уставу, а по естественным законам. Глоток свободы. Интересно еще, что солдаты Пьера «присвоили», а прозвище ему дали «наш барин». Так кто – чей? И все эти переливы смысла эмоционально окрашены немного шутливым и, конечно же, «ласковым» отношением писателя к действующим персонажам. Но тем содержание словесного рисунка не исчерпывается, потому что главное здесь – соотнесение всего эпизода со стержневой мыслью романа, как раз таки и состоящей в выявлении естественного порядка вещей, которому подчинено движение жизни...
    Пересказ написан довольно грамотно, в нем даже заметен умысел следовать толстовской манере письма, кое-где и цитаты из романа вкраплены для колорита. Но отмеченных выше красок в нем нет, и текст, несмотря на макияж, получился безликим и монотонным. Читать подряд эти 56 страниц невыносимо скучно. Преодолевая их, я испытывал примерно те же ощущения, что и юная особа из интернета при чтении самого Толстого: «Морщилась как от зубной боли, пыталась побороть тошноту от этой сериальщины где кто то кому то не верен, ушел от одного пришел к другому». (Сохраняю орфографию подлинника, потому что уровень общей культуры свидетельствует и о культуре восприятия.)
    Насчет «сериальщины» страдалица, однако, права: когда из романа извлекается только «экшн», читателю остается лишь «разбираться, кто есть кто и кто кому родственник» (цитирую другую интернет-«рецензию»). Даже самые прилежные школьницы, которые заставили себя «продраться сквозь текст», воспринимают толстовский роман как «сериал»: кто-то полюбил Наташу, кто-то разочаровался в князе Андрее, кто-то нашел, что Элен, вопреки утверждению учебника, совершенно права. А вот как обобщил свои впечатления о романе еще один интернет-«рецензент»:
    Князь Андрей умер; Пьер закончил перерождаться, едва начав; Наташа обмоталась пеленками; Николай женился на княжне из-за денег, наплевав на Соню и собственную совесть; Соня несчастна, а Наташа с высокоморальной Марьей решают, что, мол так ей и надо. Молодец, Толстой! Вот настоящий реализм в литературе!
    На книге дайджестов нет грифа минобразовских структур (еще бы и шпаргалки они взяли под госконтроль!), но создатели ее, чувствуется, хорошо знают, как нужно читать Толстого, чтобы успешно сдать ЕГЭ. Поэтому я хоть и не оправдываю, но, в общем-то, понимаю школяров, которые воспринимают «принудительное» чтение «Войны и мира» как незаслуженное наказание.
    Литература
    Писарев Д. И. Старое барство // Писарев Д. И. Сочинения в 4 тт. Т. 4. М.: Гослитиздат, 1956. С. 370.
    Лев Толстой об искусстве и литературе. Т. 1. М.: Советский писатель, 1958. С. 76.
    Белинский В. Г. Собр. соч. в 3 тт. Т. 1. М.: ОГИЗ, 1948. С. 666.
    Ярхо Алла. Урок французской литературы // http://old.russ. ru/ist_sovr/20001108.html