Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Литературное сегодня
    Рубрика: Лица современной литературы
    Страницы: 153-172
    Автор: Сергей Чередниченко
    Author: S. Cherednichenko
    Об авторе
    Чередниченко С. А., 1981, литературный критик, прозаик, старший преподаватель Литературного института им. А. М. Горького. Сфера научных интересов – русская литература ХХ-XXI веков, культура и гуманитарное знание ХХ века и современности. Автор ряда статей по указанной проблематике.
    Название: Заслуженный подросток русской литературы. Эдуард Лимонов
    Title: Russian literature’s teenager emeritus. Eduard Limonov
    Аннотация
    В статье изложена творческая эволюция писателя Э. Лимонова с 1970-х по 2010-е годы. Рассматривается вопрос о псевдодокументальной прозе и автопсихологическом персонаже. Описываются особенности авторского мифа и репутации писателя, играющего героя-подростка.
    Summary
    The article sets out developments in the work of writer Eduard Limonov from the 1970s to the 2010s, taking in pseudo-documentary prose and the autopsychological protagonist. The specifics of the Limonov myth and the reputation of the writer acting as teenage hero are described.
    Ключевые слова / Keywords: Э. Лимонов, «Это я, Эдичка», «Мы – национальный герой», «Подросток Савенко», «Молодой негодяй», «Дисциплинарный санаторий», «Дед», русская эмиграция, документальная проза, псевдодокументализм, автопсихологический персонаж, авторский миф, литература и политика, антибуржуазность, перформанс, E. Limonov, “It’s Me, Eddie” (“Eto ya, Edichka”), “We are the National Hero” (“My – natsionalnyy geroy”), “Memoir of a Russian Punk” (“Podrostok Savenko”), “The Young Scoundrel” (“Molodoy negodyay”), “Disciplinary Sanatorium” (“Distsiplinarnyy sanatoriy”), “The Grandfather” (“Ded”), Russian emigration, documentary prose, pseudo-documentalism, autopsychological protagonist, the author’s myth, literature and politics, antibourgeoisism, performance
    Фрагмент
    В русской литературе рубежа XX-XXI веков нет более противоречивой фигуры, чем Эдуард Лимонов.
    Противоречивость связана с его репутацией, с отношением к нему культурной среды, то есть по большей части – с внелитературными факторами. Лимонов неудобен, потому что всегда стремится находиться вне эстетических или идеологических групп, при этом очевидно будучи носителем яркой провокативной эстетики и идеологии. Движущий импульс его творчества – это конфликт. На противоречии и столкновении Лимонов всегда вполне сознательно строил свою писательскую (а в 1990-2000-х годах и политическую) карьеру. Природу этой перманентной конфликтности можно определить, если вглядеться в творческую биографию Лимонова.
    С точки зрения социологии литературного процесса творчество Лимонова состоит из трех периодов. Первый – андеграундный: с 1958-го, когда пятнадцатилетним юношей он начал писать стихи, по 1974-й, когда вместе со второй женой Еленой Щаповой (манекенщицей и поэтессой) эмигрировал в США. Перебравшись в 1967-м из провинциального Харькова в Москву, бурлящую послеоттепельными, уже неофициальными литературными течениями, Лимонов постепенно входит в плеяду звезд андеграундной литературы. Он известен в богемных кругах (а также в КГБ) как автор авангардных стихов и диссидентской публицистики. Стихи Лимонова в этот период близки к поэтике обэриутства, но при этом имеют выраженную социально-бытовую (а не метафизическую) направленность.
    Нередко Лимонова причисляют к кругу поэтов лианозовской школы, для чего есть формальные и биографические основания. В 1977 году в Париже Михаил Шемякин выпустил альманах неофициального изобразительного искусства и литературы «Аполлон-77», в котором опубликованы стихи В. Бахчаняна, Э. Лимонова, В. Некрасова, В. Лена, Е. Кропивницкого, Г. Сапгира, Я. Сатуновского, И. Холина, Е. Щаповой (с фотографией в жанре ню). Врез к этой публикации под названием «Поэты группы “Конкрет”» написал Лимонов; с точки зрения жанра его текст представляет собой нечто среднее между обзором и манифестом. Лимонов причисляет к группе восемь поэтов (всех вышеназванных, кроме Е. Кропивницкого) и формулирует эстетическую установку на примитивизм и бытописание: «Всех поэтов группы объединяет отсутствие старой “черной романтики”. Мы от символистских и акмеистских ужасов ушли, увидав свои ужасы в другом – в быту, в повседневности, в языке. Да, мы использовали примитив, где это нужно, прозу, бюрократический язык, язык газет»[1].
    Манифестированные принципы бытописания и конкретики останутся с Лимоновым навсегда, но в последующем творчестве будут отодвинуты на второй план новыми, более «мускулистыми» эстетическими установками – автобиографическим героем-максималистом, натуралистическим эротизмом, порой доходящим до порнографии, использованием не только «бюрократического языка», но и языка люмпенов советской периферии, в котором ареал стилистической нормы раздвинут глубоко в область грубо-просторечного и бранного.
    Несмотря на участие в поэтической группе, Лимонов уже в эти годы предпочитает быть одиночкой, изгоем и отщепенцем. Как официальная литература, так и художественный андеграунд (особенно рафинированно-интеллигентского толка) ему чужды и тесны. Финал этого периода  – пространное эссе (или, может быть, абсурдистское стихотворение в прозе?) под названием «Мы – национальный герой». Написанное в 1974-м и распространявшееся в самиздате в СССР и позже в США, где его отказывались публиковать, оно впервые вышло в парижском альманахе «Аполлон-77». Стало общим местом утверждение, что Лимонов как прозаик и одновременно как автобиографический персонаж начинается с романа «Это я – Эдичка». А. Орлова справедливо указывает, что в первом романе «присутствуют или намечены буквально все мотивы и коллизии, развернутые в последующем художественном творчестве Лимонова, а также и в его политической публицистике»[2]. Однако до «Эдички» многие мотивы и коллизии уже оказались намечены в «Мы – национальный герой». Да, этот текст, в отличие от романа, не стал культовым и на протяжении десятилетий не вызывает криков восторга или брезгливо-брюзгливой критики, но именно его можно считать прологом к последующей лимоновской прозе, публицистике (и политической деятельности) и даже биографии.
    В «Мы – национальный герой» появились две важнейших в художественном мире Лимонова особенности: автопсихологический персонаж Лимонов и мотив утверждения уникальности этого персонажа на фоне обывательского социума.
    Литература
    Лимонов Э. Поэты группы «Конкрет» // Аполлон-77. Paris. 1977.
    Орлова А. А. Проза и публицистика Эдуарда Лимонова. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. СПб: СПбГУ, 2005. С. 5.
    Блок А. Письмо А. Белому от 6 июня 1911 года // Андрей Белый и Александр Блок. Переписка. 1903-1919. М.: Прогресс-Плеяда, 2001. С. 406.
    Свердлов М. «Полюбите себя...»: Эдуард Лимонов и его почитатели // Вопросы литературы. 2005. № 6.
    Поливанов А. С. «Псевдодокументализм» в русской неподцензурной прозе 1970-1980-х годов (Вен. В. Ерофеев, С. Д. Довлатов, Э. В. Лимонов). Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. М.: РГГУ, 2010. С. 20.
    Гинзбург Л. О психологической прозе. Л.: Советский писатель, 1971. С. 389.
    Коваленко Ю. «Лимонов» удостоился «Премии премий» // Известия. 2011. 15 декабря. URL: http://izvestia.ru/news/509848
    Каррер Э. Лимонов: роман. М.: Ад Маргинем Пресс, 2013. С. 14-15.
    Чанцев А. Эстетический фашизм, смерть, революция и теория будущего у Ю. Мисимы и Э. Лимонова // Вопросы литературы. 2005. № 6.
    Чупринин С. Запись в Facebook от 9.12.2014 // https://www. facebook.com/?permalink.php?story_fbid= 882195448480456&id= 100000700270259
    Чупринин С. Русская литература сегодня: Жизнь по понятиям. М.: Время, 2007. С. 94.
    Пономарев Е. Психология подонка // Звезда. 1996. № 3.
    «Он не столько политик, сколько пассионарий...» // Независимая газета. 2003. 20 февраля. URL: http://www.ng.ru/fakty/2003-02-20/1_limonov.html