Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Литературное сегодня
    Страницы: 140-152
    Автор: Андрей Пермяков
    Author: A. Permyakov
    Об авторе
    Пермяков А., 1972, поэт, прозаик, литературный критик, кандидат медицинских наук. Лауреат Григорьевской премии (Санкт-Петербург, 2014). Публиковал стихи, прозу, критические статьи и рецензии в журналах и альманахах «Абзац», «Арион», «Вещь», «Воздух», «Волга», «Дети Ра», «Знамя», «Новый мир», «Урал» и др.
    Название: Иначе левые
    Title: The Left: completely different people
    Аннотация
    Рассмотрена новая социальная поэзия, представленная в основном молодыми авторами круга журнала «Транслит» и премии Драгомощенко. Кратко определены политические и литературные предпосылки этого литературного феномена. Сделано предположение о вариантах развития поэтик данных авторов. Проведен предварительный анализ творчества наиболее интересных к настоящему моменту поэтов представленного направления.
    Summary
    This is a review of the new social poetry, primarily represented by the young writers drawn to the Translit journal and the Dragomoshchenko Prize. It briefly sets out the political and literary prerequisites of this poetry, suggests how the authors’ writing might develop and offers a preliminary analysis of the movement’s most interesting poets to date.
    Ключевые слова / Keywords: Г. Рымбу, премия Драгомощенко, новая социальная поэзия, левый политический активизм, G. Rymbu, the Dragomoshchenko Prize, new social poetry, left-wing political activism
    Фрагмент
    Отношение к политике у нас меняется по довольно заковыристой траектории. То ею начинают интересоваться все, включая кудрявых малышей и вахтеров на пенсии, то вдруг разговоры об этом аспекте общественной жизни делаются чем-то малоприличным, навроде вопросов личной гигиены. Потом фаза возвращается – и люди кусать один другого готовы по поводу, честно скажем, далекому от их прямых интересов.
    Согласимся, время от времени околополитические дела в самом деле кажутся важными, но куда более интересен другой аспект. А именно – способ говорения о политике и язык, на котором ведется разговор. Так вот: язык этот за четверть века изменился до собственной противоположности. Ну, скажем, совсем недавно правыми называли сторонников «невидимой руки рынка» и пр., а теперь термин однозначно маркирует национально-озабоченных граждан.
    Левым повезло больше. Был, правда, краткий и давний период, когда левыми именовали всех деятелей, оппозиционных начальству дряхлеющего Союза, но в те времена оторопь вызывала любая терминология. Чего стоит хотя бы слоган «Перестройка – значит больше социализма»?.. Впрочем, так мы окончательно уйдем в дебри истории и сарказма, а этого совсем не хочется.
    Хочется – о другом.
    Например, о том, что долгое время левый фланг политического спектра в культурном плане выглядел крайне уныло. Звучит удивительно, но это так. Возвращенные из небытия той же перестройкой обэриуты, лианозовцы, А. Зиновьев или, например, В. Шаламов сделались чрезвычайно важными явлениями. Но вот основная масса пришедшей к читателю из-под спуда неподцензурной и эмигрантской литературы оказывалась замечательно аполитичной – либо ее носители были людьми убеждений прямо противоположных анархо-социалистическим. Ну вот какой, например, левак из И. Бродского? Словом, в 1990-е и нулевые годы роль околомарксистских кругов в российском искусстве, и в частности – в литературе, была минимальной.
    А потом вдруг появились они: левые, но совсем иначе левые.
    Они появились недавно (мы даже уточним, когда именно), но сразу возникло ощущение, будто бы они были всегда. Честное слово, я уже трижды за последние месяцы слышал в разных компаниях и в разных вариациях мысль – дескать, новаторству имманентна страсть к левой идеологии – и это от веку так.
    Совсем не обязательно.
    Ретроспективно очень легко соотносить стремление к переменам в обществе с левизной убеждений. Традиция эта столь давняя, что перенос происходит автоматически. Но даже ограничившись литературой, увидим: все не совсем так, или – совсем не так.
    Единственной откровенно политизированной акцией раннего «Вавилона» был, кажется, сборник «Поэты в поддержку Григория Явлинского», человека вполне рыночных убеждений. А, например, среди отчетливо политизированных авторов едва ли не первой вспоминается Е. Фанайлова – поэт, от левых идей крайне далекий (как и многие ее коллеги и по литературному цеху, и по работе на радио «Свобода»). Или возьмем НБП, бывшую на заре своего существования скорее художественной организацией, нежели сугубо политической. «Россия – все, остальное – ничто» – лозунг какой угодно, но не левацкий. Да и совсем недавно, в начале 2010-х годов, в политической мысли и в художественных практиках происходил отчетливый правый ренессанс с диапазоном от К. Крылова до людей, которых я называть не хочу и не буду, но которые объективно присутствуют.
    Но они все-таки появились. «Другие левые», или «иначе левые». Почему я не использую устоявшееся имя «новых левых»? Да именно потому, что эти – не новые, эти – другие. Прежде всего, другие по способу взаимодействия с окружающей действительностью. Вот молодой поэт Г. Рымбу дает объявление о выставке «На полях языка»:
    То, что вы увидите, – это не готовые работы и не готовые художественные подходы к проблеме, а, скорее, смутное собрание фактов и интерпретаций. На большее мы пока не можем претендовать, но ждать, пока это исчезнет совсем, тоже не можем. Нас пока очень мало, но можно считать, что мы хотим сформировать независимое открытое сообщество по художественному исследованию исчезающих языков и культур и будем рады, если вы (художники, философы, музыканты, поэты, лингвисты и социологи) захотите присоединиться к нам и к нашим экспедициям...[1]
    Все логично. Защита меньшинств, в данном случае – меньшинств национальных, всегда была епархией левого дискурса.
    Гораздо интереснее способ устройства выставки. Там были представлены документы, артефакты, художественные объекты, проводились круглые столы и встречи с такими нетривиальными людьми, как С. Завьялов... Словом, демонстрировалось множество различных художественных практик – и проще сказать, чего на той выставке не было. А не было там нарочитого эпатажа и стремления бросить вызов обществу. Не было штучек, служивших визитными карточками именно «новых левых» времен Эбби Хоффмана. Да и проходила эта выставка не в сквоте далеко за МКАДом и даже не в одной из многочисленных галерей современного искусства, а в Музее Москвы...
    Литература
    Новый мир. 2012. № 3.
    Рымбу Галина. Вспомнить Холина // Colta.ru. 2014. 3 июля.
    Уланов А. Промелькнув? // Транслит. № 13.
    TextOnly. 2010. № 32 (2/10).
    Новая газета. 2015. 13 марта.