Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: История русской литературы
    Рубрика: Словесность и коммерция
    Страницы: 35-58
    Автор: Светлана Волошина
    Author: S. Voloshina
    Об авторе
    Волошина С. М., кандидат филологических наук, литературовед. Сфера научных интересов – русская литература и общественная мысль XIX века, жизнь и творчество А. Герцена, Н. Огарева, В. Печерина. Автор ряда статей по указанной проблематике.
    Название: Герцен и деньги
    Title: Herzen and money
    Аннотация
    Статья посвящена теме денег в автобиографической прозе А. Герцена, прежде всего в его программном тексте – «Былое и думы». Деньги здесь – и сюжетообразующий элемент, и призма для этического анализа действующих лиц, и один из центров аксиологии автора, и мощное средство полемической борьбы.
    Summary
    The paper examines the theme of money in Alexander Herzen’s autobiographical writing and, specifically, his major work, “My Past and Thoughts” (“Byloe i dumy”), in which money plays multiple roles. It drives the narrative, acts as a prism through which to analyse the protagonists, is a pillar of the author’s axiology and serves as a powerful polemical weapon.
    Ключевые слова / Keywords: А. Герцен, «Былое и думы», автобиография, мемуарная литература, литература и быт, история повседневности, литература и деньги, A. Herzen, “My Past and Thoughts” (“Byloe i dumy”), autobiography, literary memoir, literature and daily life, the history of the everyday, literature and money
    Фрагмент
    Тема денег и отношения к ним занимает важное место в публицистике Герцена. Сам объем упоминаний о финансовых сделках, теоретических и почти лирических рассуждений автора о них, анекдотов и «вставных новелл» с центральной «денежной» темой указывает на ее особую важность для него. Интересна и весьма показательна для мировоззрения Герцена не только его позиция по отношению к «денежной» теме (позиция довольно двусмысленная: красноречиво несовпадение манифестируемого пренебрежения к «презренному металлу» и свидетельств его явной значимости для Герцена), но также ее встроенность в иерархию ценностей и идей писателя. Кроме того, деньги в текстах Герцена зачастую выполняют роль сугубо функциональную – это одна из призм для рассмотрения человеческого характера.
    Целью данной статьи вовсе не является анализ всех эпизодов и комментариев Герцена по «финансовому» вопросу, но лишь значимых упоминаний в автобиографических текстах: прежде всего тех случаев, когда деньги выступают важным средством портретной и – условно – психологической характеристики персонажей или же служат сюжетообразующим элементом. Таким образом, большинство подобных случаев относится к главному и программному автобиографическому тексту Герцена – «Былому и думам».
    Конечно, «денежная» тема нередко возникает в эпистолярии и «традиционных» публицистических текстах Герцена, однако эти источники для нас менее интересны: «Былое и думы» – не поденная хроникальная запись событий, но сложно выстроенный, строго программный документ, демонстрирующий авторскую иерархию ценностей. В этом тексте Герцен соединил личное, частное – с общим и историческим. Упоминаемые там лица и факты не случайны и не единичны, но служат подтверждением, материальным воплощением исторического «общего», основных идей автора. И такому низменному материалу, как деньги, в этом случае отведена та же роль – они для автора значимый инструмент анализа, угол рассмотрения как единичных характеров, так и исторических пластов, «гуртовых» явлений.
    «Денежные» эпизоды – не просто набор ярких сатирических анекдотов, не материал для проповеди или для обличения узкого круга обывательских интересов и мелких, низменных стремлений героев: деньги, особенно в их расширительном значении, – символ порочного, низкого, прогнившего мещанского мировоззрения. По Герцену, именно мещанство – давящая, губительная для свежих идей и нового нарождающегося общества сила, подмявшая уже под себя аристократию (в романтическом ее понимании), рыцарство духа и поступков и стремящаяся уничтожить «новых варваров», читай: славян.
    Центральный конфликт «Былого и дум» – именно противостояние порочного и лживого мещанства, «ветхого» западного человека и «новых людей», не столь искушенных и цивилизованных, но чистых и сильных именно этой неиспорченностью и молодостью.
    Герцен тщательно выстраивает структуру этого конфликта – от общего к частному. Основа его дана в пересказе забытого романа «Арминий» о столкновении римской цивилизации и варваров: встреча и столкновение «двух разных миров: одного – старого, классического, образованного, но растленного и отжившего, другого – дикого, как зверь лесной, но полного дремлющих сил и хаотического беспорядка стремлений...»[1].
    Гервеги
    Представителем нового, дикого, но исполненного потенциальной силы мира был сам Герцен, представителем мира «образованного, но растленного и отжившего» – его соперник Георг Гервег, революционный поэт и предводитель неудачного Баденского похода 1848 года.
    Как известно, в мире «Былого и дум» этот центральный конфликт закончился крахом как для «общего», так и для «личного»: как для республики Франции (жестокое подавление восстания рабочих в июне 1848 года), так и для частной жизни Герцена (Натали – любимая жена, единомышленница и воплощенный идеал женщины – стала жертвой обаяния Гервега, позже тяжело заболела и умерла). Обе линии мемуаров полностью совпадают, и в обеих частях одним из средств убийственного для врагов анализа становится тема денег.
    Перед тем как перейти «на личности», Герцен (давно напрямую не проповедующий гегельянское видение истории и воплощение ее в индивидууме, однако этого взгляда не оставивший) выносит сокрушительный приговор всему мещанству с его отношением к деньгам как к высшей ценности:
    
    Вся нравственность свелась на то, что неимущий должен всеми средствами приобретать, а имущий – хранить и увеличивать свою собственность; флаг, который поднимают на рынке для открытия торга, стал хоругвию нового общества. Человек de facto сделался принадлежностью собственности; жизнь свелась на постоянную борьбу из-за денег (X, 126).
    
    Портрет четы Гервегов и вся история их взаимоотношений с Герценами – это беспощадный памфлет, убийственная сатира, в которой тема денег – и сам объект этой сатиры, и тяжелое оружие, способное убить все человеческое в человеке.
    Само описание Гервега начинается с упоминания его чрезмерной любви к материальным благам и комфорту. Его женитьба на некрасивой (оговоримся: по Герцену), громкоголосой Эмме, даме с юнкерскими манерами и «отсутствием женской грации», была исключительно по расчету: до женитьбы Гервег был беден. Эмма же «принесла ему богатство, окружила его роскошью, сделалась его нянькой, ключницей, сиделкой, ежеминутной необходимостью низшего порядка». Герцен намеренно меняет местами традиционные гендерные роли в семье Гервегов: слабого, лукавого и эгоистичного Гервега соблазняет деньгами, комфортом и полным содержанием решительная, энергичная Эмма. «Она открыто при всех волочилась за своим мужем так, как пожилые мужчины волочатся за молоденькими девочками» (X, 243-244).
    Для усиления «денежного» акцента Герцен даже допускает небольшую, но характерную неточность: называет отца Эммы банкиром (то есть средоточием, символом богатства), хотя тот был торговцем шелком. Поддавшись искушению, Гервег отказался от будущей славы в пользу материальных благ: ведь «дочь банкира открывала <...> в настоящем (здесь и далее курсив мой. – С. В.) мешки червонцев», доступ к путешествиям, деликатесам и дорогим винам. Гервег (вновь как расчетливая невеста) «подробно и отчетливо <...> вел переговоры о приданом», прилагая к письмам эскизы декора и требуя получения мебели прежде свадьбы. Основой молодой семьи была не любовь, но деньги: «...о любви нечего было и думать; ее надобно было чем-нибудь заменить» (X, 244), – комментировал Герцен, еще раз указывая на различия ценностей истинных и мнимых.
    Литература
    Герцен А. И. Былое и думы. Часть пятая // Герцен А. И. Собр. соч. в 30 тт. Т. 10. М.: АН СССР, 1956.
    Гоголь Н. В. Письмо Плетневу П. А., 7 января 1842 г. Москва // Гоголь Н. В. Переписка. В 2 тт. Т. 1. М.: Художественная литература, 1988.
    Пассек Т. П. Из дальних лет. В 2 тт. Т. 2. М.: Гослитиздат, 1963. С. 327.
    Письма о Герцене в бумагах М. К. Рейхель. Из писем Л. И. Гааг / Публ. Н. Д. Эфрос // Литературное наследство. Т. 63. М.: АН СССР, 1956.