Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Публикации. Воспоминания. Сообщения
    Страницы: 318-330
    Автор: Е. Пономарев
    Author: E. Ponomarev
    Об авторе
    Пономарев Е. Р., 1975, кандидат филологических наук, доцент. Автор многочисленных работ о творчестве И. Бунина, литературе русской эмиграции, советской литературе, автор цикла статей о «травелогах» русских писателей и т. д.
    Название: Круг «Темных аллей». Неопубликованный рассказ Бунина
    Title: The “Dark Alleys” cycle. An unpublished short story by I. Bunin
    Аннотация
    Впервые публикуется рассказ И. Бунина, близкий по тематике к рассказам книги «Темные аллеи». Это позволяет поднять вопрос о произведениях круга «Темных аллей» в творчестве последнего русского классика. Круг «Темных аллей» показывает, сколь сложно и модернистски необычно построено творчество Бунина: граница между текстом и контекстом подчас трудноопределима.
    Summary
    The first-ever publication of an I. Bunin short story reminiscent of his “Dark Alleys” cycle provokes discussion of the collection’s significance in the legacy of Russia’s last classic author. “Dark Alleys” demonstrates the complicated and modernist-like construction of Bunin’s works, where the divide between text and context is sometimes difficult to detect.
    Ключевые слова / Keywords: И. Бунин, «Темные аллеи», круг «Темных аллей», неопубликованное, «Иволга», «Литературное наследство», I. Bunin, “Dark Alleys”, the “Dark Alleys” cycle, unpublished, “The Oriole” (“Ivolga”), “Literary Legacy” edition
    Фрагмент
    В издании «Литературное наследство» готовится 110-й том, посвященный творчеству И. Бунина. Планируется разбить том на три книги, первая из которых должна выйти в 2016 или 2017 году. В новый бунинский том войдут неопубликованные тексты Бунина (ранние и поздние), переписка (И. Бунина с В. Буниной, Буниных с М. Алдановым, Бунина с А. Амфитеатровым), полный текст дневников И. и В. Буниных, тексты записных книжек писателя. В первой книге будут напечатаны все произведения Бунина, что до сегодняшнего дня по тем или иным причинам не были опубликованы. Это ранние стихотворения (1885-1898 годы) и повесть «Увлечение» (1886-1887), подготовленные к публикации С. Морозовым, а также поздние рассказы (оконченные и неоконченные), наброски второго тома «Жизни Арсеньева» и наброски, напоминающие по тематике последние книги Бунина («Жизнь Арсеньева», «Темные аллеи», «Воспоминания»), которые готовит к печати автор настоящей статьи. Особенно важной представляется публикация неизвестных текстов круга «Темных аллей».
    Понятие «круг “Темных аллей”» давно должно было появиться в буниноведении. Сборник «Темные аллеи», который вот уже несколько десятилетий называют последней крупной формой И. Бунина, представляет собой довольно свободное текстовое единство. Несколько раз (вплоть до последних лет жизни) Бунин составлял «программы» сборника, включая в них разные написанные им рассказы. В «Темных аллеях» есть ядро основных рассказов (попавшее во все «программы»), рассказы, более удаленные от ядра (включавшиеся в сборник не всегда), и, наконец, рассказы, находящиеся на периферии темы, попавшие в «программу» лишь однажды. Показательно, например, что рассказ «Апрель» вошел в первое издание книги (1943), но был исключен при подготовке второго издания, значительно расширенного (1946). Если бы Бунину удалось подготовить третье издание «Темных аллей», состав книги снова бы претерпел изменения: по свидетельству В. Буниной, писатель хотел включить в сборник оконченные после 1946 года «Ночлег» и «Весной в Иудее»; не исключено, что в сборник вошли бы и другие рассказы второй половины 1940-х годов, а возможно, и более ранние тексты. Таким образом, текст «Темных аллей», с одной стороны, отражает постоянную динамику бунинского письма (публикация созданного произведения в сознании Бунина никогда не означает завершения текста, само понятие «созданный текст» ему чуждо, текст у него постоянно меняется, живет и движется – поэтому он одинаково правит и свои старые произведения, и новые, только что созданные, поверх последнего печатного варианта)[1], с другой – становится осязаемым воплощением теории постмодернизма, настаивающей на призрачности границы между текстом и контекстом.
    Есть еще и четвертая группа текстов, располагающаяся довольно далеко от ядра «Темных аллей», но тем не менее явно ощущающая силу его притяжения. Это рассказы, никогда не включавшиеся Буниным непосредственно в сборник, но тематически и стилистически очень близкие ему. Рассказы данной группы, написанные как в период непосредственного формирования сборника (середина 1940-х годов), так и после него (конец 1940-х), частично были опубликованы самим Буниным, частично публиковались его наследниками (В. Бунина, затем Л. Зуров, М. Грин[2]) в эмигрантской периодике. Эту группу рассказов мы предлагаем называть «кругом “Темных аллей”». Похожим образом поступает и немецкая исследовательница Хелла Реезе: настаивая на том, что «Темные аллеи» – это большая форма, цикл, она рассматривает сборник в контексте всех прозаических текстов, написанных Буниным в 1936-1949 годы[3]. «Круг» может быть четко очерчен: это рассказы «Алупка», «Крем Леодор», «Легенда», «Мистраль», «Молодость и старость», «Памятный бал», «Полуденный жар», «Три рубля», «Un petit accident», «В Альпах», «В такую ночь» (опубликованы при жизни автора); «Ахмат», «Аля» (2 редакции), «Au secours!», «Далекий пожар», «Кибитка», «Когда я впервые...», «Крым», «Лита», «Мария Стюарт», «Модест», «На извозчике», «Новая шубка», «Письма», «Ривьера», «В канаву!» (опубликованы после смерти писателя).
    Однако список будет неполным, если не учитывать несколько неопубликованных текстов Бунина, хранящихся в Русском архиве в Лидсе (далее РАЛ; там находятся все бумаги, оставшиеся после смерти Бунина – за исключением отправленных В. Буниной в СССР). Эти тексты тоже входят в круг «Темных аллей» – и тематически, и стилистически, и композиционно практически ничем не отличаясь от опубликованных произведений четвертой группы. Это три законченных рассказа («На постоялом дворе», «Дура», «Отец Никон»), не опубликованных, вероятнее всего, из опасений, что содержание их будет сочтено крайне неприличным (известно, что и менее откровенные тексты «Темных аллей» эмигрантское общество середины XX столетия воспринимало едва ли не как порнографию). Для рассказов «Дура» и «Отец Никон» через несколько лет после первой была создана вторая редакция, смягчающая изначальную смелость сюжета, но и в этом виде ни сам Бунин, ни его наследники не решились рассказы опубликовать. На эти опасения указывает и многослойная правка финала рассказа «На постоялом дворе»: автор ищет слова, которые не слишком шокируют читающую публику. Кроме того, есть ряд незаконченных текстов, работа над которыми оборвалась на той или иной стадии. Это «Сказка о солдате», «Иволга», «Лизок», «Раиса», «Замужество», «Княжна Сайтанова», а также отрывок без заглавия, начинающийся словами «В два часа, – большое окно на север...». Все эти тексты должны быть опубликованы, чтобы круг «Темных аллей» окончательно замкнулся: рассказы, входящие в него, должны сформировать закрытый список.
    Неопубликованные рассказы представляют интерес с разных точек зрения. Во-первых, они дают представление о той самоцензуре, которой Бунину пришлось подвергать тексты «Темных аллей» и круга «Темных аллей». В «Литературном наследстве» мы сможем предложить читателю наглядную версию самоцензуры: две авторских редакции рассказов «Дура» и «Отец Никон» – откровенную и смягченную. Таким же образом цензурировались и тексты многих опубликованных рассказов «Темных аллей»: «Руси», «Визитных карточек», «Антигоны» и многих других (об этом свидетельствуют рукописные ранние редакции и переписка Бунина). Писатель понимал, что портит свои произведения, но, желая видеть их опубликованными, менял слова и фразы, вычеркивал некоторые детали и даже эпизоды.
    Во-вторых, неоконченные рассказы приоткрывают перед нами ту «писательскую кухню», или, как говорили раньше, «творческую лабораторию», которую – в случае Бунина – мы почти не знаем, так как писатель практически никогда не сохранял черновые наброски, отражающие ранние этапы работы над произведениями. Мы можем непосредственно наблюдать, как из чернового наброска вырастает в процессе правки и расширения сюжета связный и насыщенный деталями текст. По-видимому, в бунинской «мастерской» можно обнаружить несколько типов работы над замыслом: с одной стороны, движение от конспекта и отдельной детали зачина через набор подробностей к связному тексту (такой рассказ пишется по порядку – от начала к концу); с другой – движение от общей идеи к отдельным сюжетным событиям и деталям (такой рассказ сначала получает сюжетное кольцо, а затем насыщается событиями его середина). Публикуемый ниже рассказ относится ко второму типу.
    Для публикации-анонса избран рассказ «Иволга» – один из наименее откровенных и эротичных текстов, хотя атмосфера «Темных аллей» ощущается в нем с самого начала. Сюжетный ход чем-то напоминает известный рассказ «Натали»: перед нами – два временных периода, отделенных друг от друга несколькими годами; сюжет развивается от случайной ошибки молодости к попытке ее исправить; герои вспоминают прошлое и ностальгируют. В рассказе есть развернутое начало и финал. Но вся середина текста, без сомнения, отсутствует: что стало причиной трагического разрыва героев, остается неясным. В РАЛ хранится отрывочный набросок середины рассказа, представляющий собой отдельный эпизод (РАЛ MS 1066/126; этот отрывок будет опубликован вместе с основным текстом в «Литературном наследстве»).
    Рассказ печатается по авторизованной машинописи (РАЛ MS 1066/125). Кроме нее в архиве хранится первоначальная рукописная редакция (РАЛ MS 1066/124): она представляет интерес с точки зрения стилистической работы над рукописью, поиска имен и деталей. Рукопись имеет авторскую датировку: октябрь 1943 года. Эта же дата проставлена карандашом на первом листе машинописи (Бунин часто датировал рассказы «Темных аллей» временем создания самого первого варианта текста). В машинописи два слоя правки: чернилами и карандашом. Карандашная правка производит впечатление более поздней. Все подробности правки будут описаны в томе «Литературного наследства», ниже приводится основной текст незаконченного рассказа.
    Литература
    Reese H. Ein Meisterwerk im Zwielicht: Ivan Bunins narrative Kurzprosaverkntpfung. Temnye Allei zwischen Akzeptanz und Ablehnung. Mtnchen: Eine Genrestudie, 2003.