Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: История идей
    Страницы: 288-317
    Автор: К. Баршт
    Author: K. Barsht
    Об авторе
    Баршт К. А., 1950, доктор филологических наук, профессор, литературовед. Сфера научных интересов – творчество Ф. Достоевского, А. Платонова, теоретическая поэтика. Автор книг «Повесть безвременных лет. О романе Ф. М. Достоевского “Бесы”» (1994), «Художественная антропология Андрея Платонова» (2001) и др., а также многочисленных статей по указанной проблематике.
    Название: «Часы», «весы» и прочие изобретения героев Андрея Платонова и естественнонаучные открытия в книжной серии «Природа и культура» (1923-1928)
    Title: “Clocks”, “scales” and other inventions of Andrey Platonov’s characters and scientific discoveries in the “Nature and Culture” book series (1923-1928)
    Аннотация
    В статье показано, что художественное творчество А. Платонова шло одновременно и в тесном соприкосновении с его творчеством как инженера-изобретателя. Среди книг, оказавших особое влияние на творческий процесс писателя, а также оставивших в его произведениях аллюзивный след, выделяются монографии серии «Природа и культура», выходившие в 1923–1928 годах. Их сопоставление с платоновской прозой, статьями и записями выявляет непосредственное влияние научных открытий конца XIX – начала XX века на художественную систему Платонова.
    Summary
    The article demonstrates that A. Platonov’s creative writing advanced in keeping and very much intertwined with his work as engineer and inventor. Among the books that exercised a lingering influence on his writing and were occasionally alluded to in his books were the monographs published in the Nature and Culture series in 1923-1928. Their comparison with Platonov’s prose, articles and notes reveals the direct influence of the scientific discoveries of the late 19th and early 20th c. on his output as a whole.
    Ключевые слова / Keywords: А. Платонов, Д. Максвелл, Т. Сведберг, Л. Гретц, Ф. Содди, общая теория относительности, пространство и время, часы и весы, энергия, энтропия, радий, вещество существования, 1920-е годы, A. Platonov, J. Maxwell, Th. Svedberg, L. Graetz, F. Soddy, general theory of relativity, space and time, clocks and scales, energy, entropy, radium, “the matter of existence”, 1920s
    Фрагмент
    Социально-политические проблемы Андрей Платонов не считал главными причинами бедствий человечества, гораздо существеннее для него была неверная вещественно-энергетическая установка людей в отношении окружающего их Космоса и друг друга. Именно поэтому он переводил на язык физики и электротехники происходящие вокруг него события. Октябрьский переворот 1917 года был для Платонова продолжением, в социально-политическом аспекте, научно-технической революции конца XIX – начала XX века, способной, по его мнению, полностью изменить жизнь человечества. Отсюда два этапа платоновского творчества, обычно выделяемые исследователями, могут быть представлены следующим образом: восторженное принятие революции как движения к энергетическому обновлению человечества (до 1926 года) и описание того, как восторженно стремились к этому обновлению люди, в конечном счете жестоко обманутые в своих надеждах (после 1926 года).
    О большом интересе Платонова к современной научно-популярной литературе сохранилось множество свидетельств. Об этом пишет Л. Гумилевский[1], о сосредоточенном осмыслении писателем теории тепловой смерти Вселенной свидетельствует А. Явич; в связи с этим мемуарист говорит о внимании Платонова к книгам английского астрофизика Д. Х. Джинса (1877-1946) «Вселенная вокруг нас» (1932) и «Движение миров» (1933), а также воспроизводит слова Платонова о том, насколько значительным для него было знакомство с новейшими достижениями в области естественных наук. Говоря о своих юношеских увлечениях, Платонов признавался, что научная революция рубежа веков оказала огромное влияние на его мировоззрение. В 1930-е годы он отдавал себе отчет в том, что, выстраивая научную картину мира, опирается уже не столько на утопические мечты о «ремонте Земли» (свойственные «воронежскому» периоду творчества писателя), сколько на новейшие достижения естественных наук. В воспоминаниях А. Явича зафиксирован этот момент:
    Понимаешь, я обращался с ассигнациями огромного цифрового достоинства, а они уже не стоили ни полушки. Для них началась долгая пора инфляции. А новая философия становилась научно неопровержимой и незыблемой, как порядок чисел. Наверно, это было смешно. Впрочем, – добавил он с улыбкой, – кто умеет осмеять себя, уже не может быть смешным[2].
    Проблема органического, цельного, без предвзятых пропусков освоения творческого наследия Платонова, сформулированная еще в 1967 году Л. Шубиным, остается актуальной и по сей день; перед нами стоит задача целостного и непредвзятого отношения ко всем пусть и не столь громко звучащим, но имеющим большую ценность факторам, влиявшим на творческий процесс писателя; мы должны это делать, восполняя пробелы в своем знании, воспринять это новое органически, целостно и объективно[3].
    О путях формирования физической картины мира, представленной произведениями писателя, написано немало, можно говорить о сложившейся традиции[4], правда, за пределами внимания исследователей до сих остаются некоторые концепции, имевшие значительное влияние на творчество Платонова. Помимо общей теории относительности А. Эйнштейна, неевклидовой геометрии Г. Минковского и философии Н. Федорова большое влияние на творческое мировоззрение писателя оказали второй закон термодинамики, теория эфира, закон энтропии и открытие радиоактивности, которые сложились в сознании писателя в единую научную и философскую систему, в новом качестве устанавливающую место человека во Вселенной, выдвигающую перед человечеством новые задачи и требующую кардинально иных социально-этических отношений[5]. Различные научные концепции и гипотезы в области физики, химии, биологии, генетики, астрономии, геологии, созданные ведущими учеными в конце XIX – начале XX века, усилием творческого гения Платонова были связаны в одно целое, в результате чего возникла цельная, непротиворечивая и до сей поры сохраняющая высокую актуальность картина действительности, в которой оказывается решен вопрос о смысле существования человека, а его онтологическая ценность возрастает до максимума. Все социальные беды, политические неурядицы, межличностные и межгосударственные конфликты, бедность, существование времени и вытекающую отсюда конечность жизни человека Платонов связывал с энергетической ущербностью и несовершенством человека и человечества в целом, что проявляется в нарастании энтропии («мусорного ветра»), которую человек обязан остановить – в этом и заключается высший смысл существования человечества как неотъемлемой части единого и «самодельного», обладающего волей и сознанием мирового «вещества существования».
    Этико-экологическое самосознание платоновских персонажей связывает воедино жизнь Космоса, каждую человеческую жизнь и любую молекулу «вещества», на каком бы участке Вселенной она ни находилась. «Энергетический принцип», лежащий в основании научных, эстетических, социальных и этических представлений писателя, в то же время является и тематической базой всех его произведений, от ранних «воронежских» статей начала 1920-х годов и до «военных рассказов» первой воловины 1940-х. Описания переходов разных видов энергий и веществ друг в друга с доминирующей идеей сохранения или увеличения энергетического потенциала «вещества жизни» составляют существенную часть написанного Платоновым, включая художественные произведения, письма и заметки в его «записных книжках»; в русле «энергетического принципа» рассуждают и действуют герои писателя. Центральной точкой платоновского сюжета является мысль об энтропии, порождающей для человека конечное время и замкнутое пространство, и о тепловой смерти Вселенной, которую человечество обязано как минимум замедлить, но в перспективе – отменить (преодолеть). Главным мотивом деятельности героев-философов Платонова оказывается рачительное отношение к сокровенному «веществу существования»: жесткий контроль его расходования и поиск путей для выработки новых энергетических ресурсов. В 1926 году в очерке «Питомник нового человека» Платонов сожалеет о неадекватном использовании человечеством научных открытий, сделанных на рубеже XIX и XX веков:
    Вышло, что человек, трудясь над переделкой мира, забывал параллельно переделывать себя. Поэтому великое естествознание шло человеку не в пользу и в спасение, а в погибель. Пример этому – война 1914 года. «Завет изумрудного мира» – об одновременной работе над миром и над собой – был забыт[6].
    Причину трагического положения человека в мировой истории Платонов видит в том, что «между социологией и естествознанием в голове человека и в живой действительности произошел разрыв»[7].
    Литература
    Гумилевский Л. Судьба и жизнь // Андрей Платонов. Воспоминания современников. Материалы к биографии. М.: Современный писатель, 1994.
    Явич А. Думы об Андрее Платонове // Андрей Платонов. Воспоминания современников.
    Шубин Л. Андрей Платонов. (О творчестве писателя) // Вопросы литературы. 1967. № 6.
    Толстая-Сегал Е. Натурфилософские темы в творчестве Платонова 20-30-х гг. // Slavica Hierolosolimytana. Vol. 4. Jerysalem, 1979.
    Толстая-Сегал Е. Идеологические контексты Платонова // Russian Literature. 1981. Vol. IX. № III.
    Полтавцева Н. Г. Философская проза А. Платонова. Ростов н/Д: Ростовский ун-т, 1981.
    Малыгина Н. М. Эстетика Андрея Платонова. Иркутск: ИГУ, 1985.
    Шубин Л. А. Поиски смысла отдельного и общего существования. Об Андрее Платонове: Работы разных лет. М.: Советский писатель, 1987.
    Любушкина М. Идея бессмертия у раннего Платонова // Russian Literature. 1988. Vol. XXIII. № IV.
    Бочаров С. «Вещество существования» // Платонов А. П. Чевенгур. М.: Высшая школа, 1991.
    Яблоков Е. А. Роман А. Платонова «Чевенгур». Комментарий // Платонов А. П. Указ. соч.
    Корниенко Н. В. История текста и биография А. П. Платонова (1926-1946) // Здесь и теперь. 1993. № 1.
    Карасев Л. В. Движение по склону: Пустота и вещество в мире А. Платонова // Вопросы философии. 1995. № 8.
    Малыгина Н. М. Художественный мир Андрея Платонова. М.: Московский пед. ун-т, 1995.
    Дмитровская М. Антропологическая доминанта в этике и гносеологии А. Платонова (конец 20-х  – середина 30-х годов) // «Страна философов» Андрея Платонова. Вып. 2. М.: Наследие, 1995.
    Дмитровская М. А. Панпространственность в художественном мире А. Платонова (Материалы к словарю языка писателя) // Семантика русского языка в диахронии. Калининград: КГУ, 1996.
    Червякова Л. Техника и человек в романе Е. Замятина «Мы» и фантастических рассказах А. Платонова // Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Научные доклады, статьи, очерки, заметки, тезисы. В 6 кн. Кн. 4. Тамбов: ТГУ, 1997.
    Таубман Е. И. Энергетик Андрей Платонов // Энергия: Экономика, Техника, Экология. 1997. № 12.
    Лангерак Т. Об одном техническом произведении Андрея Платонова. Очерк «Первый Иван» // Russian Literature. 1999. Vol. XLVI-II.
    Баршт К. А. Энергетический принцип Андрея Платонова // «Страна философов» Андрея Платонова. Вып. 4. М., 2000.
    Платонов А. П. Питомник нового человека // Платонов А. П. Фабрика литературы: Литературная критика, публицистика. М.: Время, 2011.
    Платонов А. П. Епифанские шлюзы. Родина электричества (1926) // Платонов А. П. Повести, Рассказы. Из писем. Воронеж: Центр.-Чернозем. книжн. изд., 1982.
    Платонов А. П. Эфирный тракт // Платонов А. П. Собр. соч. в 3 тт. Т. 1. Рассказы. Повести. 1921-1934. М.: Советская Россия, 1984.
    Платонов А. П. Глиняный дом в уездном саду // Платонов А. П. Собр. соч. в  3  тт. Т. 2. Повесть. Рассказы 1934-1941. Размышления читателя. Статьи. М.: Советская Россия, 1985.
    Платонов А. П. Котлован // Платонов А. П. Повести и рассказы. 1928-1934. М.: Советская Россия, 1988.
    Платонов А. Чевенгур. М.: Художественная литература, 1988; Платонов А. П. Технический роман (I. Хлеб и чтение) // Платонов А. П. Че-Че-О. Повести. Рассказы. Из ранних сочинений. Воронеж: Центр.-Чернозем. книжн. изд., 1999.
    Платонов А. Собрание / Сост. Н. В. Корниенко. М.: Время, 2009-2011.
    Платонов А. П. Пушкин и Горький // Платонов А. П. Фабрика литературы.
    Платонов А. П. Возражение без самозащиты // Платонов А. П. Чутье правды. М.: Советская Россия, 1990.
    Библиотека естественника. Серии научных книг: I. «Современные проблемы естествознания», II. «Классики естествознания», III.  «Природа и культура». М.-Л.: Госиздат, 1927.
    Платонов А. П. Записные книжки. Материалы к биографии. М.: Наследие, 2000.
    Фрагменты чернового автографа повести «Котлован» / Публ. Т. М. Вахитовой и Г. В. Филиппова // Творчество Андрея Платонова: Исследования и материалы. СПб.: Наука, 1995.
    Платонов А. П. О науке // Платонов А. П. Сочинения. Т. 1. 1918-1928. Книга вторая. М.: ИМЛИ РАН, 2004.
    Сведберг Т. Вырождение энергии / Перевод под ред. проф. Н. П. Кастерина. М.-Л.: Госиздат, 1927 (серия «Природа и культура». Кн. 25).
    Письмо А. П. Платонова к Марии Александровне Платоновой от 3 июля 1927 года // Архив А. П. Платонова. Книга 1. Научное издание. М.: ИМЛИ РАН, 2009.
    Каммерер П. Смерть и бессмертие / Перевод с нем. Н. С. Компанейц, под ред. С. Л. Соболя. М.-Л.: Госиздат, 1925 (серия «Природа и культура». Кн. 17).
    Сведберг Т. Материя, ее исследование в прошлом и настоящем / Перевод с нем. С. А. Алексеева, под ред. А. Н. Фрумкина. С прилож. статьи Э. Резерфорда «Электрическая природа материи». М.: Госиздат, [1924] (серия «Природа и культура». Кн. 6).
    Флеминг Дж. Волны в воде, в воздухе и в эфире / Перевод с англ. А. И. Рабиновича, И. Е. Тамма, А. Н. Фрумкина. М.-Л.: Госиздат, 1926 (серия «Природа и культура». Кн. 20).
    Васильев Л. Л. Таинственные явления человеческой психики. М.: Госполитиздат, 1963.
    Содди Ф. Радий и строение атома / Перевод с 4-го англ. издания проф. Н. А. Шилова. М.: Госиздат, [1924] (серия «Природа и культура». Кн. 3).
    Резерфорд Э. Электрическая природа материи. Президентская речь на съезде Британской Ассоциации для развития наук в Ливерпуле в 1923 г. // Содди Ф. Указ. соч. С. 138.
    Платонов А. П. Агония. По поводу романа Р. Олдингтона «Сущий рай» // Платонов А. П. Фабрика литературы. С. 235.
    Хаустен Р. А. Свет и цвета / Перевод с англ. под ред. проф. Н. П. Кастерина. М.-Л.: Госиздат, 1926 (серия «Природа и культура». Кн. 21).
    Максвелл Д. К. Материя и движение / С прим. и дополн. Дж.  Лармора. Перевод с англ. под ред. Н. Н. Андреева. М.: Госиздат, [1924] (серия «Природа и культура». Кн. 7).
    Гретц Л. Эфир и теория относительности. М.: Госиздат, [1924] (серия «Природа и культура». Кн. 16).
    Максвелл Д. К. Относительность сил природы. Приложение I (1920) // Максвелл Д. К. Материя и движение.
    Платонов А. П. Наука о взаимной равноценности труда // Платонов А. П. Чутье правды. С. 132.
    Корниенко Н. От «Родины электричества» к «Техническому роману», и обратно // «Страна философов» Андрея Платонова. Вып. 4.