Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Сравнительная поэтика
    Страницы: 243-255
    Автор: И. Головачева
    Author: I. Golovacheva
    Об авторе
    Головачева И. В., доктор филологических наук, профессор кафедры английской филологии и перевода СПбГУ. Сфера научных интересов – американистика, англистика, история идей, компаративистика, математические методы в литературоведении. Автор книг «Литература и наука. Археология научного знания Олдоса Хаксли» (2008), «Фантастика и фантастическое. Поэтика и прагматика англо-американской фантастической литературы» (2014), а также многочисленных статей о творчестве Г. Джеймса, О. Хаксли и др. Автор литературных переводов опер Б. Бриттена и двух книг О. Хаксли.
    Название: Как Олдос Хаксли прочитал «Двенадцать» Блока
    Title: How Aldous Huxley read Blok’s “The Twelve”
    Аннотация
    Рецензия 1920 года Олдоса Хаксли на перевод «Двенадцати» Блока демонстрирует, как он понимал смысл русской революции. Хаксли рассуждает о варварстве как основе русской ментальности и о религиозной направленности большевистского проекта. Под влиянием Блока ему удалось еще в 1920 году предугадать будущие тезисы Н. Бердяева о большевизме и социализме.
    Summary
    Aldous Huxley’s 1920 review of “The Twelve” by A. Blok, which he read in translation, reveals his concept of the Russian Revolution: he suggests that barbarity underlies the Russian mentality and that the Bolshevik project had a religious orientation. Under Blok’s influence, as early as 1920, he was able to predict N. Berdyaev’s theory of Bolshevism and Socialism.
    Ключевые слова / Keywords: О. Хаксли, А. Блок, Н. Бердяев, русская революция, 1920-е годы, большевизм, A. Huxley, A. Blok, N. Berdyaev, Russian Revolution, 1920s, Bolshevism
    Фрагмент
    Британский классик Олдос Хаксли неплохо разбирался в искусстве «допотопной» России (pre-deluge Russia), так он характеризовал страну до революции. Он остроумно и со знанием дела писал о русских литераторах – Толстом, Достоевском, Салтыкове-Щедрине, Чехове, неплохо знал русскую классическую музыку (Глинку, Мусоргского, Бородина, Римского-Корсакова, Чайковского). На страницах периодических изданий Хаксли выступал в том числе и как музыкальный, художественный и театральный критик. Вполне ожидаемо и то, что, будучи воспитанным в западной культуре, Хаксли считал русское музыкальное искусство выражением ориентализма. Очевидно, слух писателя выделял акцентированную восточность в «Половецких плясках» (в опере Бородина «Князь Игорь») и в сюите Римского-Корсакова «Шехеразада»[1]. В 1920-е годы его оценка до- и в особенности после-потопного русского искусства изменилась. Попробуем разобраться в причинах. Судя по всему, довольно резкая перемена в его отношении к русскому искусству произошла в связи с его восприятием и трактовкой феномена русской революции. Разумеется, данный тезис не исключает и прочих причин.
    Две революции, произошедшие в России в 1917 году, как известно, потрясли мир не только своей неожиданностью, скоростью, но и радикальностью вызванных ими перемен. Событие такого масштаба не могло не привлечь внимания писателя, зорко отслеживающего любые изменения, происходящие на сцене истории, науки и культуры. Помимо газетных публикаций Хаксли представилась возможность и лично – из первых рук – получить сведения о происходящем в России. Из его переписки мы узнаем, что в июне того революционного года он встречался с Николаем Гумилевым[2]. (Русский поэт был, как известно, откомандирован в Париж для продолжения военной службы в экспедиционном корпусе союзной армии. Путь пролегал через Лондон, где он задержался. Скорее всего, именно друг Гумилева, художник Б. Анреп и свел русского поэта с Хаксли, а впоследствии с Д. Г. Лоуренсом и другими участниками знаменитого художественно-интеллектуального салона усадьбы Гарсингтон и с его хозяйкой леди Оттолин Моррелл.) К сожалению, подробности встречи двух авторов неизвестны. Однако нетрудно предположить, что, беседуя с Гумилевым, Хаксли расспрашивал о революции. Заметим, что в июне у  такого стороннего наблюдателя, как Хаксли, равно как и у самого Гумилева, все еще могли быть иллюзии относительно благоприятного развития революции[3].
    То, что Хаксли продолжал интересоваться русской революцией, подтверждает тот факт, что в 1920 году он начал писать пьесу о гражданской войне в России. Рабочим названием было «Красное и белое» («Red and White»)[4]. В письме к Арнольду Беннету Хаксли сообщает о том, как продвигается работа над «большевистской мелодрамой», и лишь затем, словно вскользь, замечает: «Моя жена только что родила мне сына»[5]. Работа над пьесой так никогда и не была завершена. Вскоре Хаксли переключился на другое занятие: совместно с писателем Льюисом Гилгудом он принялся сочинять киносценарий о гражданской войне в России. Впоследствии Хаксли отступился и от этой работы. Что до Гилгуда, то он написал на эту тему повесть «Красная земля» («Red Soil»), опубликованную в 1926 году[6].
    Что Олдос Хаксли думал об истоках русской революции, о ее смысле и целях? В отличие от своего брата, известного биолога Джулиана, и близкого приятеля – Бертрана Рассела, он никогда не был в России. Его оценки, следовательно, зависели от того, что писатель слышал от очевидцев, и от того, к каким изданиям он обращался. Надо заметить, что любой род источников представлялся ему одинаково ценным – будь то газетная заметка, свидетельство очевидца, политологический трактат или художественное высказывание на тему революции.
    В 1920 году в Лондоне отдельным изданием выходит перевод поэмы Блока «Двенадцать» в оформлении Михаила Ларионова[7]. Хаксли посвящает «Двенадцати» небольшую заметку (столбец) в «Атенеуме», где признается, что не может оценить собственно поэтической стороны этого произведения в представленном английскому читателю переводе[8]. Однако отнюдь не поэтические качества блоковского текста составляют предмет разговора. Возможно, такая сбитая оптика объясняется недостатками английского перевода.
    В первом же абзаце своей рецензии он опровергает тезис Бекхофера, переводчика и автора предисловия: Блоку лучше, чем Горькому, удалось передать импульс революции, характер тех сил, которые привели к тому, что большевизм стал всемирным движением и приобрел тысячи сторонников во всем мире. На это Хаксли заявляет:
    Ничего подобного – этого-то Александр Блок и не сделал. Он не дает нам заглянуть в души и умы тех, кто творил революцию, равно как и в души и умы тех энтузиастов, кого революционеры сделали своим орудием...
    Более того, по мнению Хаксли, Блок ограничивается лишь изображением убожества большевизма («the squalor of Bolshevism»), не предлагая объяснения тех импульсов и страстей, которые сделали революцию всемирной.
    Литература
    Huxley A. Orientalism in Music // Complete Essays of Aldous Huxley in 6 vol. / Ed. Robert S. Baker and James Sexton. Vol. I: 1920-1925. Chicago: Ivan. R. Dee, 2000.
    Letters of Aldous Huxley / Ed. by Grover Smith. London: Harper & Row, 1969. P. 126-127.
    Gielgud L. E. Red Soil. London, Fakenham and Reading: Wyman &Sons, 1926.
    Blok A. The Twelve / Trans., Introd. by C. E. Bechhofer. With illus trations and сover design by Michael Larionov. London: Chatto & Windus, 1920.
    Huxley A. The Cry for a Messiah in the Arts // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. I. P. 30.
    Encyclopedia of Literary Translation Into English: A_L. Chicago: Fitzroy Dearborn, 2000. P. 160-161.
    Pyman A. The Last Romantic // Russian Life. 2000. Vol. 43. Issue 6. P. 35.
    Huxley A. Bolshevism // The Athenaeum. 1920. 3 Dec. P. 757.
    Блок А. «Записка о “Двенадцати”», 1920 // Блок А. Полн. собр. cоч. в 8 тт. / Под. ред. В. Н. Орлова. Т. 3. М.: Художественная литература, 1960. С. 474.
    Huxley A. Subject Matter of Poetry // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. 1.
    Huxley A. Barbarism in Music // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. I. P. 325.
    Huxley A. The New Romanticism // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. III: 1930-1935.
    Головачева И. В. «Нью-Мексико и блаженные острова в Южных морях»: прагматика примитивов у Олдоса Хаксли // Вестник СПбГУ. Серия 9. 2012. Вып. 1.
    Berdyaev N. Un Nouveau Moyen Age. Rеflexions sur les destinеes de la Russie et de l’Europe. Paris: Plon, 1927.
    Berdyaev N. The End of Our Time / Trans. by Donald Attwater. London, N. Y.: Sheed & Ward, 1933.
    Huxley A. Brave New World. N. Y.: Harper & Row, 1969. P. V.
    Бердяев Н. Новое средневековье // Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. В 2 тт. / Сост. Р. А. Гальцева. Т. 2. М.: Искусство: ИЧП «Лига», 1994.
    Huxley A. Obstacle Race // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. III. P. 140.
    Huxley A. A Soviet Schoolbook // Complete Essays of Aldous Huxley. Vol. III. P. 309.