Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Язык современной поэзии
    Страницы: 89-117
    Авторы: В. Козлов, О. Мирошниченко
    Authors: V. Kozlov, O. Miroshnichenko
    Об Авторах
    Козлов В. И., 1980, доктор филологических наук, поэт, журналист, литературный критик. Сфера научных интересов – теория лирики и история русской поэзии XIX-XX веков. Автор книг «Здание лирики. Архитектоника мира лирического произведения» (2009), «Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории» (2013), а также ряда статей по современной литературе.
    Мирошниченко О. С., литературовед, кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и истории мировой литературы Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета. Сфера научных интересов – теория романа, история русской поэзии, историческая поэтика.
    Название: Жанровое самообретение Олега Чухонцева
    Title: Oleg Chukhontsev’s self-identification through poetic genres
    Аннотация
    В статье показана жанровая эволюция лирики поэта Олега Чухонцева. Показано, как поэт работает с такими жанрами, как идиллия, баллада, элегия, поэма, героида. Основным сюжетом его развития оказывается становление синкретичного жанра на основе исторической элегии, который является «визитной карточкой» поэта.
    Summary
    The article follows the genre evolution of Oleg Chukhontsev’s poetry, revealing his approach to the idyll, ballad, elegy, long poem and håro¿ de. His creative development is governed by his attempt to establish a syncretic genre based on the historical elegy, which is ultimately the poet’s trademark style.
    Ключевые слова / Keywords: О. Чухонцев, современная поэзия, историческая поэтика, лирические жанры, историческая элегия, O. Chukhontsev, modern poetry, historical style in poetry, lyrical genres, historical elegy
    Фрагмент
    За последние два года у Олега Чухонцева вышло три книги, в разных аспектах итожащие его творчество[1], – и это в свою очередь дает повод для некоторых обобщений.
    Жанровый портрет поэта – до сих пор редкий опыт, но, попробовав свои силы на жанровом анализе отдельных сложных стихотворений[2] и даже циклов[3], на истории отдельных жанров[4], мы решили попытаться взглянуть на жанровое мышление одного из ведущих современных поэтов. Об Олеге Чухонцеве на данный момент написано много, иногда в суждениях критиков и литературоведов возникают и жанровые обозначения отдельных стихотворений, но очевидно, что «глазами жанра» его творчество еще не было прочитано. А сделать это важно – иначе индивидуальные заслуги поэта внутри отечественных поэтических традиций оценить будет трудно.
    В зоне внимания здесь – прежде всего корпус лирических стихотворений; за пределом детального рассмотрения остаются поэмы – жанр у поэта самоочевидный и во многом удачно проанализированный А. Скворцовым[5]. А вот расстановка границ между жанрами в лирике Чухонцева – задача более сложная. «Так где же они, чухонцевская интонация, манера? – задавалась вопросом в давней статье И. Роднянская. – Не ухватишь, не укажешь пальцем. Жанры? Но признанья, обрывки исповеди перемежаются с новеллами в стихах, историческими балладами, моментальными снимками встречных лиц, и трудно сказать, где именно поэт ближе к самому себе»[6]. В то же время расчертить жанровое пространство было бы задачей в существенной степени технической, поэтому содержательно гораздо более важным представляется поиск жанров, претендующих на то, чтобы лучше остальных демонстрировать индивидуальные особенности поэта Олега Чухонцева. Между тем нельзя не оговориться: внимание к жанру – это внимание прежде всего к типологическим чертам поэтики, на фоне которых лучше видны индивидуальные достижения. Это значит, что, учитывая объем взятого для рассмотрения материала, работать придется с определенной степенью обобщения, не всегда позволяющего показать всю тонкость того или иного текста, – это издержки ракурса, избранного в данной работе.
    Разговор о жанровом мышлении поэта во многом помог начать сам Чухонцев. Свежая книга «21 случай повествовательной речи», составленная автором, зафиксировала типологический посыл – поэт сам указывает на сферу своих творческих исканий. Ею оказывается зона соприкосновения лирики и эпоса. К творчеству Чухонцева довольно непросто искать ключи в силу его разнообразия, а тут поэт делает такой подарок – формирует собственное «семантическое ядро», корпус текстов, претендующих если не на жанровое единство, то на жанровую близость. И. Булкина, составитель киевской книжки избранного, в предисловии отмечает, что Чухонцев – «поэт “эпического темперамента”» «и проще всего было составить собрание таких фрагментов, “объединенных длительностью высказывания”...»[7] Но «проблема в том, что такой сборник уже составлен»[8]. Это о книге «21 случай...». Может даже показаться, что семидесятипятилетний автор обогнал издателя на последнем повороте. Но ситуация, пожалуй, иная: идея выделения повествовательного «ядра» в творчестве Чухонцева сразу, как только она была реализована поэтом, стала самоочевидной: это давно уже надо было сделать; в конце концов, за последние десять лет корпус стихов Чухонцева принципиально не изменился. А вот про «эпический темперамент» И. Булкина сказала очень точно, и мы еще вернемся к разговору о нем.
    И уж конечно, если где-то и искать ведущий жанр лирики Олега Чухонцева, то именно здесь. Впрочем, хотя круг поиска поэтом сужен, готовых жанровых определений в книге не встретить. В кратком высказывании «От автора» поэт замечает, что «в издании собраны стихи разных жанров, объединенные длительностью высказывания»[9]. Так что пусть читателя не сбивает вынесенная в название «повествовательная речь» – жанры тут разные. «Повествование» Чухонцева синкретично, поэт приходит к нему из глубины самых разных жанров на протяжении всего творчества. Поэтому и читать его избранное мы начнем с самого начала.
    Литература
    Чухонцев О. 37. Киев: Laurus, 2013 («Числа», вып. 5. Сост. серии Инна Булкина).
    Чухонцев О. 21 случай повествовательной речи. Стихотворения и поэма. СПб.: Лениздат, Команда А, 2013.
    Чухонцев О. Речь молчания. М.: ArsisBooks, 2014.
    Мирошниченко О. Стихотворение Б. Пастернака «Август» как пространство жанровой борьбы // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. № 4. Ростов-на-Дону, 2012.
    Козлов В. И., Мирошниченко О. С. Жанровое мышление поэта Юрия Живаго // Новый филологический вестник. 2012. № 4.
    Козлов В. И. Русская элегия неканонического периода: Очерки типологии и истории. М.: Языки славянской культуры, 2013.
    Скворцов А. Дело Семенова: фамилия против семьи. Опыт анализа поэмы «Однофамилец» Олега Чухонцева // Вопросы литературы. 2006. № 5.
    Скворцов А. Э. Поэма Олега Чухонцева «Свои. Семейная хроника». Поэт и предшественники // Philologica. Vol. 9. № 21-23.
    Роднянская И. Б. Стальная водица в небесном ковше // Роднянская И. Б. Движение литературы. В 2 тт. Т. II. М.: Языки славянских культур, 2006.
    Булкина И. Все реки текут // Чухонцев О. 37. С. 8.
    Чухонцев О. Пробегающий пейзаж. Стихотворения и поэмы. СПб.: Инапресс, 1997.
    Чухонцев О. Безъязыкий толмач. Избранные переводы. М.: ArsisBooks, 2014.
    Козлов В. И. Три ветви исторической элегии и культ преемственности // Козлов В. И. Русская элегия неканонического периода: Очерки типологии и истории.
    Козлов В. Внутренние пейзажи Олега Чухонцева // Новый мир. 2008. № 3.
    Скворцов А. Апология сумасшедшего Кыё-Кыё, или Выбранные места из философической переписки с классикой (опыт прочтения одного стихотворения Олега Чухонцева) // Знамя. 2009. № 8.