Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Литературное сегодня
    Страницы: 32-50
    Автор: Е. Абдуллаев
    Author: E. Abdullaev
    Об авторе
    Абдуллаев Е. В., 1971, кандидат философских наук, литературный критик. Автор более тридцати работ, опубликованных в России, США, Германии, Японии, посвященных истории культуры, а также ряда статей по современной литературе.
    Название: Свободная форма. «Букеровские» заметки о философии современного романа
    Title: Free form. Booker-inspired notes on the philosophy of the modern novel
    Аннотация
    На материале романов, вошедших в «короткий список» Русского Букера 2014 года, рассматриваются отдельные аспекты философии и, отчасти, – социологии современного русского романа. Выделяются три типа романа (роман просвещения, роман исследования и роман отражения), анализируется репрезентация времени в современном романе и эволюция романной формы.
    Summary
    Looking closely at the novels short-listed for the 2014 Russian Booker Prize, the article unravels several aspects of the philosophy of the contemporary Russian novel and, to some extent, its sociology. Three types of novel are identified (the novel of enlightenment, the novel of research and the novel of reflection), and the representation of time in the modern novel and the evolution of the form are analysed in depth.
    Ключевые слова / Keywords: Ф. Шлегель, М. Бахтин, О. Мандельштам, философия литературы, роман, «Русский Букер», В. Шаров, З. Прилепин, F. Schlegel, M. Bakhtin, O. Mandelstam, philosophy of literature, novel, Russian Booker, V. Sharov, Z. Prilepin.
    Фрагмент
    Начну, пожалуй, с конца.
    9 октября 2014 года, Москва, гостиница «Золотое кольцо». Оглашение «короткого списка» Букера-2014.
    За длинным столом – секретарь премии, спонсоры и члены жюри, в зале – литераторы, издатели, журналисты; на заднем плане белеют накрытые к фуршету столы. За длинным столом произносятся речи, в зале – деловая тишина.
    Кратко выступают, один за другим, члены жюри. Наступает моя очередь. Говорю о романах-финалистах, упоминая при этом один из них – роман Натальи Громовой «Ключ. Последняя Москва».
    Из зала раздается возглас критика Аллы Марченко: «Разве это – роман?»
    Лимит моего выступления к тому времени уже почти исчерпан. Да и вопрос о том, является ли роман Громовой романом, непосредственно до этого жарко обсуждался на заседании жюри. Не хотелось ворошить едва остывшие угли.
    Желание ответить все же осталось. Не столько о романе Громовой (его прекрасно «защитил» выступивший следом Денис Драгунский), сколько о жанровой неопределенности как одной из существенных характеристик современного романа. Так возник замысел этих «букеровских» заметок.
    Вторым поводом к настоящим заметкам стала ежегодная Букеровская конференция-2013, носившая название «Современный русский роман – идеология или философия?»[1]. Состав участников был солидный, хотя профессиональное отношение к философии из семнадцати выступавших имел только один – Владимир Кантор. И это нельзя поставить организаторам конференции в упрек. Философов, занимающихся проблемами современной литературы, сегодня фактически нет. Столетие назад, скажем, профессиональные любомудры с интересом следили за русской словесностью того времени и охотно писали о ней. Шестов, Франк, Степун, Струве... Что понятно: и философы, и литературоведы – да и многие литераторы – учились тогда на одних и тех же историко-филологические факультетах и по близкой программе. Произошедшее в советское время разведение «любви к слову» и «любви к мудрости» по разным факультетам (и предельная дефилологизация философского образования) сказывается по сей день...
    Неудивительно, что говорили на конференции главным образом об идеологии. Больше всего споров вызвал вопрос, пишут ли сегодня романы о любви или нет. О философии высказывались мало и в основном общими словами: «Философия в значении любомудрия присутствует в любом качественном художественном произведении – как соотношение общего и частного, жизни и смерти, верности и бесчестья...»[2]
    Помещенные ниже заметки посвящены философии, отчасти – социологии современного русского романа. Материал здесь обширен и труднообозрим (ежегодно, по моим подсчетам, выходит около 40-50 качественных романов на русском), поэтому я ограничился романами, вошедшими в длинный и короткий списки «Русского Букера» 2014 года, в жюри которого мне довелось работать.
    Три типа романа
    Разговор о философии и современном романе стоило бы начать несколько ab ovo – с их генетической связи. С того, что легитимизация романа в качестве серьезного жанра стала возможной благодаря сближению в конце XVIII века философии и литературы.
    Романы, писал Шлегель, – «сократовские диалоги нашего времени. В этой свободной форме жизненная мудрость нашла прибежище от школьной мудрости» (курсив мой. – Е. А.)[3].
    Эта «свободная форма», не скованная жесткими жанровыми и композиционными рамками, и создавала возможность для включения в роман философской «мудрости» – на уровне как отдельных рассуждений, так и общих мировоззренческих установок.
    На память, разумеется, приходит пушкинское называние «Онегина» «свободным романом» («И даль свободного романа...»). Но аналогичным образом – как «свободное начертание нравов и обычаев» – характеризовал и Греч булгаринского «Выжигина»![4] Совпадение это неудивительно. «Иван Выжигин» не меньше, чем «Евгений Онегин», опирался на философскую традицию. Только – на другую.
    Это приводит к формированию в русской литературе в первой половине XIX века трех основных типов романа – в зависимости от отношения к философской традиции. Условно говоря, роман просвещения, роман исследования и роман отражения.
    Литература
    Современный русский роман – идеология или философия? // Вопросы литературы. 2014. № 3.
    Шлегель Ф. Критические заметки // Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика. В 2 тт. Т. 1 / Вступ. статья, перевод с нем. Ю. Н. Попова; примеч. Ал. В. Михайлова и Ю. Н. Попова. М.: Искусство, 1983.
    Вацуро В. Э. Пушкин и проблемы бытописания в начале 1830-х годов // Пушкин. Исследования и материалы. Т. XI. Л.: Наука, 1969. С. 151-152.
    Грифцов Б. А. Теория романа. М.: ГАХН, 1927.
    Шаров В. Возвращение в Египет: [роман в письмах]. М.: АСТ, 2013.
    Прилепин З. Обитель. М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2014.
    Визель М. Книга недели: «Обитель» Захара Прилепина // РБК-Стиль. 2014. 4 апреля.
    Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М.: Прогресс, 1977.
    Мандельштам О. Конец романа // Мандельштам О. Сочинения в 2 тт. Т. 2. Проза. Переводы / Сост. и подгот. текста С. Аверинцева и П. Нерлера. М.: Художественная литература, 1990.
    Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М. М. Литературно-критические статьи / Сост. В. Бочаров и В. Кожинов. М.: Художественная литература, 1986.
    Роднянская И. Гипсовый ветер. О философской интоксикации в текущей словесности // Новый мир. 1993. № 12.
    Ортега-и-Гассет Х. «Дегуманизация искусства» и др. работы. Эссе о литературе и искусстве. М.: Радуга, 1991.
    Ямпольский М. Настоящее как разрыв. Заметки об истории и памяти // Новое литературное обозрение. 2007. № 1 (83).
    Марченко А. Лермонтов. Роман в документах и письмах. М.: Книга, 1984.
    Костырко С. П. Простодушное чтение. М.: Время, 2010.
    Дарк О. Андреевы игрушки // Знамя. 1999. № 3.