Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 


            РАЗДЕЛ: Публикации. Воспоминания. Сообщения

            СТРАНИЦЫ: 357-363

            АВТОР: И.Г. Топоров / I. Toporov

            КОРОТКО ОБ АВТОРЕ
            Топоров И. Г., 1954, литератор, популяризатор жизни и творчества деда — А. Топорова. Подготовил к публикации большинство его изданных и неизданных произведений, отредактировал и дополнил документальную повесть Г. Топорова «О чем рассказал архив» (2011, 2-е изд.). Автор книги «Адриан Топоров. Воспоминания о деде» (2010), а также более 50 статей в  литературных сборниках и периодических изданиях России, Казахстана, Украины, Израиля.

            НАЗВАНИЕ: Пастернака они читали

            TITLE: They have actually read Pasternak!

            КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: А. Топоров, «Крестьяне о писателях», коммуна «Майское утро», Алтай, Б. Пастернак, «Спекторский», культурологический опыт, крестьянская критика, A. Toporov, “Peasants about Writers”, the May Morning commune, Altai, B. Pasternak, “Spektorsky”, culturological experiment, peasant criticism

            АННОТАЦИЯ
            В статье дается краткий обзор уникального опыта по приобщению неграмотных алтайских крестьян к обсуждению произведений мировой и отечественной литературы и анализируется разбор ими романа в стихах Б. Пастернака «Спекторский», опубликованный в книге А. Топорова «Крестьяне о писателях» (1930).

            SUMMARY
            The article offers a brief account of a unique experiment in which illiterate Altai peasants were encouraged to discuss the works of Russian and foreign literature: in particular, it focuses on B. Pasternak’s verse novel “Spektorsky” and the peasants’ critical response to it as published by A. Toporov, the author’s grandfather, in his book “Peasants about Writers” (1930).

            ФРАГМЕНТ
            Выходец из беднейшей крестьянской семьи на Старооскольщине, Адриан Митрофанович Топоров (1891-1984) достиг вершин во многих отраслях человеческой деятельности, стал организатором знаменитой коммуны «Майское утро» на Алтае (1920), одним из лучших селькоров СССР. Благодаря ему увидел свет единственный в мире опыт крестьянской критики литературных произведений — книга «Крестьяне о писателях» (1930). Его имя также связывают с подвигом Г. Титова: космонавт-2 родился в «Майском утре» в семье учеников и друзей А. Топорова.
            В настоящей публикации приведены высказывания крестьян о романе в стихах Б. Пастернака «Спекторский». Автор публикации — внук А. Топорова и популяризатор его творчества.
            Однажды в Гаспре, прощаясь с Чеховым, Л. Толстой прошептал ему на ухо:
            – А все-таки пьес ваших я терпеть не могу. Шекспир скверно писал, а вы — еще хуже.
            Естественно, еще больше примеров неприятия творчества выдающихся писателей, композиторов или художников можно найти в среде рядовых любителей искусства. Скажем, немало критических слов о М. Зощенко, С. Есенине, И. Бабеле и других ныне признанных литературных классиках высказали в 20-е годы минувшего века критики-крестьяне из знаменитой алтайской коммуны «Майское утро», что находилась близ Барнаула.
            Речь идет об уникальной книге «Крестьяне о писателях», увидевшей свет в московском Госиздате в 1930 году[1]. Адриан Топоров, учитель в упомянутой выше коммуне, с 1920-го по 1932 год ежедневно проводил с малограмотными и вовсе неграмотными крестьянами чтение мировой и отечественной художественной литературы. Каким-то чудом он сумел убедить неразговорчивых в обыденной жизни сибирских кержаков высказаться по каждому из произведений.
            А диапазон услышанного коммунарами в мастерском исполнении А. Топорова был поразительным. Это сотни книг: от «Орлеанской девы» Шиллера и пьес К. Гамсуна — до Вс. Иванова и Д. Бедного, от античных поэтов — до И. Уткина и И. Сельвинского, от Л. Толстого и Достоевского — до В. Зазубрина и А. Серафимовича...
            Атмосферу тех читок прекрасно иллюстрируют слова самого Адриана Митрофановича: «Как сейчас помню, читал я со сцены Пушкина, видел замерший зал, ощущал сотни воткнутых в меня глаз, и от этого в душе было сияние и легкий взлет»[2].
            «Крестьяне» получили восторженные отзывы известных писателей (М. Горький, В. Вересаев, А. Луначарский, Н. Рубакин, чуть позже — А. Твардовский, М. Исаковский, В. Сухомлинский и др.) и злобную критику — от окололитературных деятелей. Вокруг них шли ожесточенные споры, что и понятно, ибо на страницах этой книги, к примеру, «черным по белому» утверждалось, что Гомер или граф Л. Толстой по языку своему ближе крестьянам, чем почти все советские авторы вместе взятые.
            Как следствие, в 1937 году А. Топоров был незаконно репрессирован и до 1943 года отбывал наказание в исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа, а сама книга на суде над ним фигурировала среди вещественных доказательств вины автора. В публикации второго и третьего томов «Крестьян» Топорову было отказано Госиздатом, а сама рукопись — уничтожена. Позднее произведение было включено Главлитом в «Аннотированные списки политически вредных книг, подлежащих изъятию из библиотек и книготорговой сети» по следующим причинам: «Книга засорена положительными упоминаниями врагов народа: Аросева, Пильняка, Кольцова. На с. 264-266 приведены положительные отзывы об Орешине и его творчестве»[3].
            Тем не менее книга «Крестьяне о писателях» в дальнейшем выдержала еще 4 издания, нашла своих почитателей и далеко за пределами страны — в США, Австралии, Швейцарии, Польше и т. д. Ее и поныне бережно хранят тысячи библиотек по всему свету — от Николаева, Белгорода и Барнаула до московской «Ленинки» и Библиотеки Конгресса (The Library of Congress) в Вашингтоне. «Крестьянам» посвящена статья в электронной энциклопедии «Википедия». Их вспоминают и активно обсуждают в толстых литературных журналах, на научных конференциях, чтениях, в студенческих и школьных аудиториях.
            Все это не случайно. Крестьянская критика была честной и непредвзятой. Даже Л. Толстого не пощадили после прочтения «Хозяина и работника». Каждому произведению одного и того же автора коммунары воздавали должное по заслугам. За «Растратчиков» В. Катаев получил от них высшую похвалу, а за «Бездельника Эдуарда» — крепкую ругань. Не понравился как-то коммуне писатель М. Пришвин. Ему вынесли суровый приговор. Когда крестьянам указали, что сам Максим Горький хвалит этого автора, они ответили: «Ну, пущай ему Пришвин нравится. А вот нам сам Горький нравится, а Пришвин — нет».

            ЛИТЕРАТУРА
            Топоров А. М. Я — учитель. М.: Детская литература, 1980.
            Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 132. Д. 319. Л. 135.
            Сергеева-Клятис А. Ю. «Повиновенье силе объектива...» // «Спекторский» Бориса Пастернака: Замысел и реализация / Сост., вступ. ст. и коммент. А. Ю. Сергеевой-Клятис. М.: Совпадение, 2007.
            Письмо от мая 1925 года // Пастернак Б. Л. Полн. собр. соч. в 11 тт. Т. 7. М.: Слово, 2005.
            Письмо П. Н. Медведеву от 6 ноября 1929 года // Пастернак Б. Л. Указ. изд. Т. 8. С. 355.
            Аграновский А. Д. Генрих Гейне и Глафира // Известия ЦИК. 1928. 7 ноября.