Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 


            РАЗДЕЛ: Век минувший

            СТРАНИЦЫ: 200-239

            АВТОР: В. Байдин / V. Baïdine

            КОРОТКО ОБ АВТОРЕ
            Байдин В. В., 1948, культуролог, писатель, доктор русской филологии. Автор романа «Сва» (2012), повести «Неподвижное странствие» (2013), монографии «L’archaïsme dans l’avant-garde russe. 1905-1945» (Lyon, 2006), стихотворного сборника «Patrie sans frontières» (Paris, 1996), а также почти двух сотен эссе и научных статей о русской художественной культуре от архаики до советского андеграунда, опубликованных в ряде советских, российских и французских журналов, сборников и альманахов.

            НАЗВАНИЕ: «Там, в бесконечности миров...» Александр Чижевский — поэт Серебряного века

            TITLE: Alexander Chizhevsky — a poet of the Russian Silver Age

            КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: А. Чижевский, биофизика, наука, поэзия, Серебряный век, архаизм, религиозно-философская лирика, космизм, ГУЛАГ, A. Chizhevsky, biophysics, science, poetry, [Russian] Silver Age, archaism, religious and philosophical poetry, cosmism, Gulag

            АННОТАЦИЯ
            Два поэтических сборника А. Чижевского вышли в 1910-х годах и получили высокую оценку В. Брюсова, Вяч. Иванова, М. Волошина, П. Флоренского. Обладатель универсального гения, ученый-биофизик, поэт, художник стал жертвой ГУЛАГа, часть его наследия погибла. В статье анализируется «научно-художественная» поэтика и арха-архаичные тенденции в творчестве Чижевского, исследуются тематика его лирики и основные этапы творчества.

            SUMMARY
            Two collections of verse by A. Chizhevsky were published in the 1910s and were immediately hailed by V. Bryusov, Vyach. Ivanov, M. Voloshin and P. Florensky. A man of universal talent, a biophysicist and a poet, Chizhevsky spent years in the Gulag; part of his legacy was lost forever. The article considers the two-fold “scientific and artistic” nature of Chizhevsky’s poetry and its archaic tendencies and analyses the subject matter of his poetry and his main creative periods.

            ФРАГМЕНТ
            За полвека, прошедшие после кончины выдающегося ученого Александра Чижевского, вышло в свет несколько сборников его стихов, была издана его мемуарная проза и опубликован ряд журналистских статей, посвященных его поэзии. Вместе с тем яркому и многогранному литературному творчеству Чижевского до сих пор не было посвящено ни одного специального исследования.
            «Я всегда был неравнодушен к литературному мастерству и к тонкому искусству поэзии» — такое признание оставил Чижевский в мемуарах «Вся жизнь»[1]. «С раннего детства, — вспоминал он, — я страстно полюбил музыку, поэзию и живопись, и любовь эта с течением времени не только не уменьшалась, а принимала все более страстный характер, даже тогда, когда корабль моих основных устремлений пошел по фарватеру науки»[2]. Едва ли не каждое из направлений его научной деятельности — гелиобиология, биофизика, медицина, эпидемиология — могло принести ученому мировую известность. Чижевский стал одним из основоположников космического естествознания, был избран членом более тридцати академий и научных обществ Европы, Америки и Азии, Первый международный конгресс биофизиков в Нью-Йорке в 1939 году выдвигал его на Нобелевскую премию. Увы, на родине ученого ждала иная судьба — узника сталинских лагерей.
            Род Чижевских восходит к польскому графу Яну Казимиру Чижевскому, бежавшему в Россию в XVI веке. Отец ученого, А. Чижевский, — офицер артиллерии и специалист по баллистике, дослужился до чина генерала. Мать, Н. Невиандт, происходила из старинного голландского рода, переселившегося в Россию во времена Петра Великого. Через год после рождения единственного сына она заболела туберкулезом и умерла в курортном городке Ментон на юге Франции. Мальчик рос, окруженный заботой отца, тети (О. Лесли-Чижевской), ставшей ему второй матерью, и двух бабушек, одна из которых была обрусевшей француженкой (А. Невиандт-Дельсаль), а другая, оказавшая наибольшее влияние, двоюродной племянницей адмирала Нахимова (Е. Чижевская, урожденная Облачинская). По признанию Чижевского, именно вторая бабушка, прекрасно образованная, хорошо знавшая историю и иностранные языки, стала его первым учителем. В возрасте четырех лет он уже знал наизусть два десятка стихотворений, в том числе на немецком и французском. Библиотека Чижевских насчитывала более пятнадцати тысяч томов на многих языках. Домашнее образование включало в себя изучение истории, географии, нескольких языков и даже некоторых научных предметов, с основами которых мальчика знакомил отец. Он же подарил сыну скрипку и в 1911-1912 годах, когда семья жила под Варшавой, возил на частные уроки музыки в столицу Царства Польского. Будучи уже взрослым, ученый поражал знакомых и друзей темпераментной игрой и талантливыми импровизациями на скрипке и рояле, посвящал стихи Бетховену, мог без конца слушать Скрябина и Мусоргского, в числе его любимейших также были произведения русской оперной классики.
            Чижевский с детства получил традиционное христианское воспитание, влияние которого сказывалось на его литературном творчестве даже в самые тяжелые советские годы. В одном из наиболее ранних стихотворений отразилось юношески восторженное, религиозное восприятие красоты мироздания:
            Когда, бывало, вдохновенье
            На душу хладную сойдет,
            Я слышал ангельское пенье -
            И Бога трепетный полет;
            И видел звезд я караваны,
            И их гармонии внимал...[3]
            (1913)
            Всесторонняя одаренность ученого проявилась уже в детстве. Затем, на протяжении всей жизни, развитие его научного, литературного и художественного творчества происходило одновременно и с необычайной интенсивностью. На склоне лет он заметил: «Дисциплина поведения, дисциплина работы и дисциплина отдыха были привиты мне с самого детства»[4].
            Мальчик рос болезненный, и тетя с бабушкой несколько лет подряд вывозили его на средиземноморские курорты Западной Европы. Всей семьей, к которой часто присоединялся его отец, они совершали путешествия по Италии, Франции, Греции, Египту, а летом возвращались в Россию. Писать стихи Чижевский начал в 9-10 лет, но еще раньше проявилось его влечение к живописи. В 1904 году он вместе с тетей и бабушкой несколько месяцев жил на вилле «Спокойствие» под Ниццей, где их соседом оказался преподаватель рисования из Парижа Гюстав Нодье, друг и ученик знаменитого Эдгара Дега. Осенью семья переехала в Париж и поселилась на улице Дарю (Daru) в большой комфортабельной квартире с несколькими каминами. Рядом проходили улицы Петра Великого (rue Pierre le Grand) и Санкт-Петербургская (rue de Saint-Pеtersbourg), образуя треугольник. По-видимому, этот выбор был неслучаен: в «русском квартале» Парижа находился знаменитый собор св. Александра Невского — центр духовной жизни выходцев из России, и таким же было имя мальчика, нуждавшегося в постоянной опеке врачей.

            ЛИТЕРАТУРА
            Чижевский А. Л.  Вся жизнь. М.: Советская Россия, 1974.
            Ф. 1703. Оп. 1. Ед. хр. 242-244.
            Ф. 218. Ед. хр. 775; Ф. 218. К. 774. Ед. хр. 1-9.
            Чижевский А. Л.  Это было в 1904 году. Машинопись с рукописи. Нач. 1960-х. Москва.
            Чижевский А. Л. Poesies. Стихотворения 1914 года. Калуга: Тип. С. Б. Шимановского, 1915.
            А. Ч.  Охлаждение // Калужский курьер. 1916. № 9.
            Чижевский А. Л. Курс лекций по русскому языку. Калуга, 1918.
            Чижевский А. Л. Академия поэзии. Проект организации специального высшего учебного заведения по изучению поэтики. Калуга: Издание Культпросветкомиссии Калужских командных курсов, 1918.
            Гумилев Н. Наследие символизма и акмеизм (1913) // Литературные манифесты от символизма до наших дней. М.: ХХI век — Согласие, 2000.
            Чижевский А. Л.  Тетрадь стихотворений. 1914-1918 гг. Калуга: Издание Культпросветкомиссии Калужских командных курсов, 1919.
            Чижевский А. Л. Основное начало мироздания. Система космоса. Проблемы. (1920-1921) // Духовное созерцание. 1997. Москва. № 1-2.
            Архив НИОР РГБ. Ф. 358. К. 187. Ед. хр. 39. Л. 1.
            Письмо А. Чижевского В. Брюсову от 14 августа 1919 года // Архив НИОР РГБ. Ф. 386. К. 107. Ед. хр. 36. Л. 1-2.
            Чижевский А. Л. О современной поэзии. I. Хулиганство в поэзии. Машинопись, май 1921.
            Умов Н. А.  Значение опытных наук. // Opera Omnia. Т. III. М., 1916.
            Ягодинский В. Н.  Александр Леонидович Чижевский. М.: Наука, 2005.
            Третья (юбилейная) краеведческая конференция Калужской области. Тезисы докладов. Калуга — Обнинск, 1971.
            Зайцев Н., Мятковский М. Письмо в редакцию // Коммуна (Калуга). 1922. № 149.
            Платонов С. Ф.  Письмо профессору Стэнфордского университета в Калифорнии Ф. А. Гольдеру от 1 марта 1927 г. (Архив Российской академии наук. Ф. 1703. Оп. 1. Ед. хр. 216. Л. 69).
            Могильницкий В.  Великие узники Карлага. (Документальные очерки). Караганда: Гласир, 2013.
            Чижевский А. Л.  Essentiae. 1939. Рукопись с авторской правкой. 1946. (Архив Российской академии наук. Ф. 1703. Оп. 1. Ед. хр. 242. Л. 1-90).
            Тынянов Ю. А.  Архаисты и новаторы. Л.: Прибой, 1929.
            Чижевский А. Л.  Моя жизнь. Рукопись. 1940-1941 (Архив Российской академии наук. Ф. 1703. Оп. 1. Ед. хр. 228. Л. 185).