Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 


            РАЗДЕЛ: Литературное сегодня

            СТРАНИЦЫ: 81-99

            АВТОР: Чжан Цзяньхуа / Zhang Jianhua

            КОРОТКО ОБ АВТОРЕ
            Чжан Цзяньхуа, 1945, филолог, критик, переводчик, профессор Пекинского университета иностранных языков, заместитель председателя Всекитайской ассоциации по исследованию русской литературы. Сфера научных интересов – теория литературы, русская и китайская литература, художественный перевод. Автор многочисленных работ по истории русской литературы, среди которых «Л. Толстой: жизнь и творчество» (2008), «Русская литература XX века: направления и течения, писатели и произведения» (соавторы – У Чжэлин, Ван Чжонху; 2012).

            НАЗВАНИЕ: Эстетика постсоветской русской прозы

            TITLE: The aesthetics of Post-Soviet Russian prose

            КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Распад Советского Союза, новейшая русская проза, эстетика, collapse of the Soviet Union, latest Russian prose, aesthetics

            АННОТАЦИЯ
            За последние двадцать с лишним лет русская литература снова вошла в спектр мировой литературы. Плюрализм, открытость, постмодерность, фантастичность и экспериментальность, характерные для мировой литературы ХХ века, теперь свойственны и современной русской прозе. Но в процессе возвращения русской литературы в спектр мировой и приобщения ее к новейшим мировым литературным течениям русские писатели отказываются переносить на русскую почву различные образцы и модели западного происхождения. Погруженность современных писателей в эстетическое обновление и интернациональный контекст в целом не мешает им сохранять свой русский голос.

            SUMMARY
            Over the past twenty years or so, Russian literature has found its way back into the orbit of world literature. The features that have defined modern literature since the 20th century, such as pluralism, transparency, postmodernism, fantasy and experimentation, are now confidently manifested in the works of present-day Russian authors. In keeping with the latest global trends and other national literatures, however, Russian authors refuse to transplant Western models and patterns to Russian soil. While fully engaged in aesthetic rejuvenation and aware of the international context, they endeavour to speak with an authentic Russian voice.

            ФРАГМЕНТ
            1991 год и все последующие годы коренным образом изменили не только условия существования русской литературы, но и сам ее художественный мир. Новые обстоятельства и литературный контекст не могли не породить небывалую эстетику, имеющую мало общего с той, которая культивировалась до 1991 года. Этот год имеет значение не только как событие социально-политической истории, но и как фактор движения литературы, как реальный рубеж в ее собственных эстетических пространствах: происходящая тогда экономическая и культурная глобализация усугубила изменения русской литературы и ускорила процесс ее сближения с общим процессом развития мировой литературы.
            Спору нет – за последние более чем двадцать лет своего развития русская литература, в течение семи десятилетий в той или иной мере изолированная от общего процесса развития мировой литературы и достижений гуманитарной мысли, снова вступила в мировое пространство. Это доказывают происходящие в ней эстетические изменения.
            Во-первых, обретенный ею плюрализм. Как результат утраты цельности миросозерцания и общей идеологической направленности, плюрализм становится признаком не только постсоветской эпохи, но и постсоветской литературы. Разброс писательских мнений о самой литературе небывало велик: от нигилистического отношения к реализму или постмодернизму до абсолютизации того или иного направления. Правдивость искусства теперь рассматривается писателями не как копирование действительности, а художественно реализуется на основе их индивидуального восприятия, ощущения и понимания. Многообразие мира и человеческой природы, данное в творческом восприятии, становится основным предметом литературных размышлений. Пестры художественные приемы, многообразны модели повествования.
            Во-вторых, современной литературе свойственна открытость. Любое литературное течение представляет систему не замкнутую, а находящуюся в динамике, в процессе взаимодействия с художественными свойствами из других направлений. Отмирание четких границ жанров и литературных рядов, жанровая пестрота, размытость стилистики становятся характерными чертами современной русской литературы. Рядом с эмпирическим планом всегда наличествует план надэмпиричский, мистериальный. Почти нет произведений, которые возможно ограничить рамками «чистого реализма» или «чистого постмодернизма». И нет ни одного писателя, чью стилевую принадлежность можно было бы четко и точно определить.
            В-третьих, современность русской литературы отмечена постмодернизмом. Я имею в виду не литературное направление, а менталитет, специфический способ мировосприятия, образ мышления и художественное сознание писателей: такому мышлению присущ протест против «однозначного разъяснения» мира и действительности, против того, чтобы вогнать мир в заданность идеологической системы. Постмодернистское мышление и авторское сознание тесно связаны с переосмыслением мира и функций литературы в обществе. С наступлением постмодернизма в отношениях между искусством и смыслом исчезает какая бы то ни было однозначность. Присоединение России и русской литературы к мировому сообществу и связано с вступлением русских писателей в постмодернистское пространство конца века.
            В-четвертых, сила воображения и склонность к фантастике являются одним из важнейших факторов современной мировой литературы, становясь маркированным знаком жизнедеятельности для литературы национальной. Современная русская проза характеризуется именно расцветом остраненной и многоликой фантастики. Расхожая в литературном пространстве антиутопия теперь занимает особое место в современном жанровом формотворчестве. При всей своей фантастичности этот жанр создается как сопряжение реального и воображаемого, прибегает к сочетанию фантастического с бытом и предполагает не уход от действительности, а более глубокое ее постижение.
            В-пятых, склонность к эксперименту также становится ярким признаком современной русской литературы. Традиционное письмо перестало быть интересным и для писателей, и для читателей, так что поиск некоего нового почерка выступает как общая тенденция, охватывающая все аспекты поэтики: и лингвистические, и жанровые, и структурные, и повествовательные. Эта огромная область художественного эксперимента названа «космосом письма», охватывающим весь экспериментальный период, затянувшийся более чем на двадцать лет и сопоставимый, по мнению С. Тиминой, с периодом обновления, пережитым Серебряным веком[1].
            Таким образом, плюрализм, открытость, фантастичность и экспериментальность, характерные для мировой литературы, теперь свойственны и прозе русского постмодерна. Современная русская литература не поддается описанию в традиционных терминах эволюции как смены канонизированных форм, их разрушения и замещения новыми. Картина представляется более сложной.

            ЛИТЕРАТУРА
            Тимина С. Современный литературный процесс (1990-е годы – начало ХХI века) // Современная русская литература конца ХХ – начала ХХI века / Под ред. С. Тиминой. М.: AKADEMIA, 2011.
            Черняк М. А. Современная русская литература. СПб., М.: Сага, Фарум, 2004.
            Интервью Владимира Сорокина для газеты «Известия»: «Обнять Метель» // http://www.peoples.ru/art/literature/prose/erotic/ sorokin/interview9.html
            Волос А. Возвращение в Панджруд. М.: ОГИ, 2013.
            Duke Michel S. The Problematic Nature of Modern and Contemporary Chinese Fiction in English Translation // Recent Chinese Writing and Its Audiences / Howard Goldblatt Eds. Armonk. N. Y.: M. E. Sharpe, 1990.