Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

РАЗДЕЛ: Политический дискурс
СТРАНИЦЫ: 9–23
АВТОР: С.А. Яковлев / S.А. Iakovlev
 
КОРОТКО ОБ АВТОРЕ
Яковлев С. А., 1952, прозаик, публицист, литературовед, редактор-издатель альманаха «Письма из России». Член Союза писателей Москвы и Русского ПЕН-центра. Сфера научных интересов – русская литература и общественная мысль XIX-XX веков. Автор ряда очерков, статей и книг по указанной проблематике.
 
НАЗВАНИЕ: «О чем шумите вы...» Старый спор в оценке Игоря Дедкова
TITLE:“Why rave ye so...” The old contention as seen by Igor Dedkov
 
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: западники, славянофилы, «Русский мир», европейское развитие, демократизм, Ф. Достоевский, А. Григорьев, П. Чаадаев, «деревенщики», И. Дедков, Westernizers (zapadniki), Slavophiles (slavyanofily), the “Russian World”, European-style development, democratism, F. Dostoyevsky, A. Grigoriev, P. Chaadayev, derevenshchiks (writers of the Village Prose movement), I. Dedkov
 
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена традиционному для русской культуры спору между приверженцами западного и почвенного путей развития. Показана продуктивная роль ряда писателей XIX века в преодолении этого конфликта. Вводится понятие «демо-кратическое почвенничество» для обозначения магистрального направления русской общественной мысли и рассматривается деятельность одного из самых последовательных его преемников – литературного критика второй половины XX века И. Дедкова.
SUMMARY
The article explores the eternal strife between Russia’s Westernizers and traditionalists, pochvenniks, over the right way forward for the country. The productive role of nineteenth-century writers is shown through their successful attempts to bridge the gap between the two positions. In this study, the author coins the term democratic pochvennichestvo to describe the predominant trend in Russian public ideology and examines the legacy of one of its most loyal proponents in the second half of the 20th century, literary critic Igor Dedkov.
 
            ФРАГМЕНТ
           
Проблема опасного разрыва между образованной европеизированной верхушкой и основной массой населения – разрыва, возникшего, как известно, в результате преобразований Петра Великого, – в течение трех столетий тревожит умы в России. Едва начав сознавать себя, мы оказались в ситуации двух культур, двух образов мира, а в доставшейся нам от прошлого интерпретации – как бы вообще двух разных народов, говорящих на разных языках и отнюдь не всегда мирно сосуществующих.
            Критической остроты эта проблема вновь достигла в наши дни. Тот «русский мир», который сегодня пытается выстроить российская власть, на деле может только опорочить саму идею русского мира. Недолгая эволюция от «суверенной демократии» к лозунгу «Россия – не Европа», произошедшая на наших глазах в процессе лихорадочных поисков пресловутой национальной идеи, обозначает направление политической трансформации, осуществляемой сверху. Для России этот путь не нов: подальше от европейских соблазнов, от опасных искушений народовластием, свободой и демократией, понимаемых людьми слишком буквально и грозящих потрясением «основ» (неважно, что сами «основы» эти существуют в стране, как говорится, без году неделю и служат возвышению и обогащению пока лишь первого поколения самоназначенной элиты).
            Однако этим казенным патриотизмом, очевидные цели которого едва прикрыты невразумительной риторикой, не исчерпывается обрушившийся на нас идеологический кризис. Еще большую опасность несет углубляющийся раскол в самом обществе. И сегодня это, увы, не академичный диспут между учеными славянофилами и западниками.
            На одном, более массовом фланге, в результате стечения самых разных неблагоприятных исторических и жизненных обстоятельств, скопилась небывалая для России (и в общем-то мало свойственная русскому характеру) националистическая агрессия. Она находит выходы в ксенофобии, шовинизме, религиозном фундаментализме, поисках врагов на Западе и внутри страны, преступлениях на национальной почве, уличных погромах. Многое из этого уже не только не встречает разумного отпора со стороны власти, но, напротив, поощряется и даже провоцируется государственной пропагандой.
            На другом, так называемом либеральном, фланге сконцентрировалась не меньшая энергия отторжения всего национального, самобытного, традиционно присущего России. Здесь русский народ (в презрительной терминологии – «народонаселение») предстает безликим скоплением агрессивных рабов, враждебных труду и развитию; русская жизнь – неизбывным хаосом; русская история – порочной и бесперспективной. Для подкрепления такого взгляда нередко используется авторитет наших великих соотечественников – мыслителей прошлого, их вырванные из контекста оценки, в которых так или иначе выражалась извечная русская страсть к самобичеванию. Напор презрения и ненависти со стороны части интеллигентного сообщества к собственному народу доходит сегодня до мрачного парадокса, описанного Достоевским в «Дневнике писателя» за 1880 год:
            «Этого народ не позволит», – сказал по одному поводу, года два назад, один собеседник одному ярому западнику. «Так уничтожить народ!» – ответил западник спокойно и величаво [1].
            Достоевский уверял, что «анекдот этот верен» [2]. В наши дни он не только представляется вполне реалистичным, но из единичного казуса стал достаточно популярным изворотом ума.
            Есть, пожалуй, только одно, что объединяет эти два фланга, – но уж лучше бы не объединяло. Дело в том, что и тут и там (в силу внутренней логики всякого радикализма) первой жертвой, обреченной на заклание, оказывается идея демократии.
            По иронии судьбы именно теперь, когда власть будто бы озаботилась сбережением национальных корней, внутрироссийский раскол достиг катастрофической глубины. В ходе поисков места России в современном мире как-то упустили из поля зрения те сформировавшие наше общество основы, что подробно рассматривались за два последних столетия отечественной литературой.
 
            ЛИТЕРАТУРА
           
Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 26. Л.: Наука, 1984.
            Григорьев А. Западничество в русской литературе, причины происхождения его и силы // Григорьев А. Эстетика и критика. М.: Искусство, 1980.
            Григорьев А. Народность и литература // Григорьев А. Эстетика и критика.
            Григорьев А. Несколько слов о законах и терминах органической критики // Григорьев А. Эстетика и критика.
            Яковлев С. Та самая Россия: Пейзажи и портреты. М.: Логос, 2007.
            Чаадаев П. Я. Статьи и письма. М.: Современник, 1987.
            Дедков И. Дневник. 1953-1994. М.: Прогресс-Плеяда, 2005.
            Дедков И. Живое лицо времени: Очерки прозы семидесятых-восьмидесятых. М.: Советский писатель, 1986.
            Дедков И. А. Во все концы дорога далека: Литературно-критические очерки и статьи. Ярославль: Верхне-Волжское книжн. изд., 1981.
            Дедков И. А. Любить? Ненавидеть? Что еще?.. Заметки о литературе, истории и нашей быстротекущей абсурдной жизни. М.: ИЦ «АИРО-ХХ», 1995.